Выход трансляция идейного проекта Вход

171 Часть III

                        

            Жизнь, что за удивительная штука такая?

            Кто возьмётся жизнь описать?! Какая голова осилит, какое сердце разовьет, какая рука выведет глаголы, которые смогут адекватно к жизни приблизиться?
            Жизнь невероятная, жизнь восхитительная, жизнь чудесная и жизнь упоительная.
            Жизнь, которую хочется пить большими глотками.
            Жизнь, которую хочется пить ещё и ещё.
            Жизнь, которой мало остается всегда.
            Жизнь! Что за прекрасное чувство!
            Что за жизненное чувство, переливающееся в такое состояние, о котором написаны все книги Земли.
            Жизнь принимает те формы, которые раскрыть старались поэты, драматурги и литераторы. Все певцы, все художники и все музыканты сочиняли личные произведения, в которых потрудились над жизненным творением.
            Потрудились, но мало.
            Потрудились, но совсем недостаточно, ибо не знали люди, к чему прикасаются. Не ведали обладатели талантов, что употребляют великую жизнь на своё усмотрение. Не обращали внимания авторы, что вливают жизненную реку в рукотворные заводи и только тем прославляются.
            И не было дела состоявшимся человекам до жизни смирения.
            Как подобрать те слова?! Как приложить бренные старания к необъятной жизненной области?!
            Как смочь то, что никто не сумел?!
            Как составить оду жизни, если никто о жизни достойно не спел?! Как дотянуться до жизненной оды, если никто из живущих людей жизнь не терял?!
            Как воплотить, как не исказить, как не испортить жизненное совершенство?
            Жизни хочется жить!
            Наперекор пустоте, наперекор темноте и наперекор забвению жизнь спешит жить!
            Жизнь – это светлый полёт. Полёт, который завёт.
            Полёт, который руководит собственным примером.
            Полёт, которого в начале – не видно. Едва только слышно. И если выйти на старт, если приготовиться к тому, чтобы начать движение, то момент начального приготовления сопряжён с максимально возможным напряжением.
            Пусть проверка перед взлётом пройдет, для успокоения. Пусть плоскости крыльев займут расположение на вспоможение. И пусть всё вовремя произойдёт, а для того пусть ожидает принудительное торможение.
            И пульс будет биться в висках, сигнализируя о душевном волнении. И будут руки потеть, соскальзывая со штурвального приспособления. И на мгновение будет взгляд замирать на каждом приборном делении.
            И будет сердце в жилы кровь нагонять, ожидая на старт разрешения.
            И когда плоть дождётся нужного слова, то не нужно будет никакого повтора.
            Конечность сама газ от себя отведёт, отмечая рост оборотов. Рукоять в крайнем положением замрёт, ибо так осуществляется взлёт перегруженных самолётов.
            И вот тогда, когда набежит шумовая волна.
            И тогда, когда гул и вибрация пройдут сквозь конструкцию планера и тела.
            И тогда, когда проскальзывающие тормоза отойдут, не препятствуя больше движению.
            Вот тогда и начинает вперёд времени проникновение!
            Ускорение!
            Ускорение!
            Ещё ускорение!
            Оно – словно душевное пение!
            Вперёд, только вперёд, где ожидает свобода от земного тяготения.
            Вот пейзажи справа и слева слились. Вот позади остались метры замедленного движения. Вот тяга двигателей задралась, чтобы рёв сопла отогнал прочь любые опасения.
            И вот, чтобы сила полёта образовалась, нужно принять решение. Чтобы там, за рубежом невозвращения, еще вкусить ускорения!
            Ускорение!
            Ещё ускорение!
            Теперь есть одно ускорение!
            Отрыв!
            И внизу остается земля.
            И забыта уже полоса.
            И получается за небо держаться.
            Когда штурвал чуть на себя, когда продуман путь самолёта, тогда идёт набор высоты и в кабине возникает по характеру другая работа.
            Тяжесть забот и невзгод утратили былое значение. Если пилот их вновь не занесет, то будем считать, что жизнь пробилась к более легкому и более ответственному сосредоточению. 


Поделиться: