Выход трансляция идейного проекта Вход

165 Часть III

                        

            Будущее общество следует организовать подобно горе, чтобы жизнь человека начиналась у подножия, а не на самом пике.

            Социальные условия необходимо создавать в способствующем ключе, чтобы функциональность обеспечивала подъем вместо ограничения. Ведь избранная изоляция людей на вершине постепенно наделяется чертами обществ сатанинской направленности. У подножия барахтанье в болотной тине также удовлетворяет критериям дьявольского мероприятия.
            Но только процесс старательного подъема к вершине подготавливает первоклассную для государства братию!
            Подъем, преодоление, индивидуальное развитие – вот чему служат задачи гражданского обучения. Необходимости взятия следующих высот – вот чему служат задачи постепенного научного ознакомления.
            Не должно быть так, что:
            – Хочу всё знать и на всех плевать! «Я» буду рвать! «Я» сам знаю, что нужно отобрать, чтобы правильно понять!
            Но система правильного воспитания должна знания не только выделять, но и обучать их правильно применять. В таком случае сугубая теория не отдаляется от практики.
            Однако условие дозированного научного выделения неправильно понимать в русле искусственного ограничения. Ибо не существует тот шаблон, в который помещался бы индивидуальный разум.
            Предупреждения распределяются по направлениям. Контакт новичка и опытного альпиниста во многом сразу определяет последствия сцепки.
            Опасность существует всегда.
            Один характер опасности для новичка, а другой характер опасности поджидает опытного человека. Если разбиваются при прыжках парашютисты, то двумя категориями: новичками, которые ещё не имеют правильных знаний и умений, а другую категорию составляют опытные инструкторы, которые ошибочно считают, что уже умеют всё и знают всё.
            Итак, если характер опасности для социальных новобранцев, в принципе, ясен, то скользкие места для старших товарищей нуждаются в описании.
            Здесь уместно будет вспомнить историю рыцарских орденов, в ходе существования которых изначальные задачи скоро оборачивались своей противоположностью. Ибо «святые цели» в виде освобождения святой земли или защиты паломников сползали до защиты себя (организации) от всяких социальных скитальцев.
             Так работает динамика в избранном статусе. Так проявляется изначальная динамика в условиях специального ограждения, где лица намерены свою возвышенность надолго сохранять.
            Масоны, тамплиеры, госпитальеры – это сначала боевые организации, но затем они уже финансовые корпорации. И когда в полученный субстрат приходит власть, тогда считай, что злобная мутация уже в самый центр забралась!
            Могущественные организации приобретают социальный вес, но, пользуясь предлогами, фактически работают на зло. Организации, задумавшиеся для социального улучшения, фактически ведут человечество на дно.
            АНБ в США или в РФ – ФСБ, намного ли будет у современных закрытых организаций другая судьба? Слагаемые силы, финансы и власть уже давно есть, осталось ли такое понятие как честь?
            Честь – она словно любовь к Родине. Сначала – вроде бы есть, а в форме приказа – ни для чести, ни для любви уже места и нет.
            По всему выходит так, что жесткий приказ или внедренный боевой устав (типа FM30/31B) вновь мутацию античеловеческую в могущественных организациях создаст. Если же удалить из субординации приказ, то человечность выведет особую организацию в гуманитарный авангард.
            Масоны пережили тамплиеров, а ФСБ одолело конкурента – МВД. Соперничающие за влияние организации что несут полезного человеческой судьбе?
            При цели – продление своего существования – начинают мешать другие представители на земле.
            При загонах, при перегородках, при колючей проволоке – спокойно становится у начальства на сердце. Вот только при вышках, собаках и окружающей стене – начальство вместе с заключенными томится в тюрьме!
            В тюрьме строгого режима.
            Такой характер приобретает светское общество. Аналогичный вид, быть может, даже жестче, приобретает религиозное общество.
            Скорее всего, при социальном главенстве «духовной» власти режим надзора за населением способен только на ужесточение. Ибо в полнеющих «святых глаголах» не будет производиться облегчение.
            Исправление – это неблагодарная работа.
            Критика сильных мира сего – чрезвычайно опасное ремесло.
            Изменение «святоотеческих преданий» – невыполнимо.
            Преподобный Максим Грек на тридцатилетний срок в заточение присел. Его диплом «магистра» христианских наук, его знание международной обстановки и его владение иностранными языками – ничем не выручило обученного человека, и монах «отмотал» весь срок. Чтобы в его примере был надолго оставлен остальным реформаторам православия обнадеживающий урок.
            Как говаривал один кинематографический персонаж устами царя Иоанна Васильевича:
            – «Я» этого изобретателя на бочку с порохом посадил – пущай полетает!
            – Хм, зачем же так круто?!
            – А! Пусть знает!

  Знает. Откуда он знает, когда «Я» тут сижу!
            Знает. Откуда он знает, когда «Я» руковожу.
            Знает. По какому праву он знает?!
            В чём обвиняли Иисуса из Назарета?
            Когда существовали провинциальная Галилея и столичная Иудея; когда давно возвысилась знатная Иудея над периферийной Галилеей, то в чём могла знать упрекать человека из глубины народа (или сына человеческого)?
            (Ин.7:15) «И дивились Иудеи, говоря: как он знает писания, не учившись?»
           
В условиях узурпации знаний упрёк мог быть только один – откуда человек может знать?! В условиях ограниченного доступа к знаниям стабилизированная иерархия видела угрозу!
            В условиях слияния личной и государственной правды простой человек не может правильно знать.


Поделиться: