Выход трансляция идейного проекта Вход

161 Часть II

            

            Думает ли кто, что для современного человечества уже минула вся острота?

            Нет, но настоящая острота возникает там, куда приходит имя Иисуса Христа.
            Его не обойти. Он всегда будет расположен на самом краю человеческого пути.
            Он есть камень, который отвергли строители.
            Он есть дверь, которою нужно войти.            
            Он есть свет, который смог снизойти.
            Вот где жара! Вот куда приводит любая судьба. Вот великая тайна великого Промысла. Тайна и вечность Иисуса Христа.
            Его имя оказывается на пике, ибо Он располагается в сути.
            Его имя разделяет всё человеческое, ибо дальше имени имеется только Божественное.
            Его при жизни обзывали лукавым. Его приговорили, когда приступившим закон объявили. Его унижали, его оскорбляли и в лицо странному человеку даже плевали. Особенного человека – особенно не понимали.
            Его убили, но не победили
            Что делать обывателям с человеком, если ожидания, связанные с ним, разочаровали?
            Чего не делал Иисус из Назарета?
            Парализованных людей с постели – поднимал, неизлечимо больных людей – исцелял, от рождения слепым людям – зрение возвращал, воздушными и водными стихиями – управлял и даже умерших людей (через трое суток) к жизни возвращал.
            Иисус из Назарета чудеса в полной мере осуществлял, но чего Он не выполнял?
            Иисус никого не хвалил!
            Никого из элиты или обычных людей Иисус не одобрял! Им не было поведение одобрено «то» или «это», им не была храмовая, царская, налоговая, бытовая служба воспета.
            Но все, кто ожидал (рассчитывал) получить похвалу – в ответ получал критическую оплеуху!
            И критика сильных людей – сильно звучала в ушах. И критика гордых людей – долго бесилась в сердцах.
            Иисус точно видел персональный порок – и сразу указывал человеку на него. Кому же станет от этого хорошо?!
            Итак, что делать, когда глаза видят перед собою человека? Человека, который казался необычным, но затем органы прокуратуры объявили приговор. Суд официально прошёл, и по результатам судопроизводства человек должен был быть жизни лишён – как тот, кто нарушил почитаемый закон.
            Выходит, что после суда прозвучал не ярлык, но вердикт или же государственного органа взвешенное решение.
            Почти как сегодня трибунал, арбитраж, мировой суд дела подсудимых ведут, так и тогда власть решила, что преступного человека нужно жизни лишить.
            Прокурорская должность взвешенно решение принимает? В судьбоносном решении на должность ничто не влияет?
            Кулуарных усилий не бывает?
            Что ж, проанализируем дело №1, судебное дело Иисуса Христа, благо что Евангельская строка достоверности полна.
            Понтий Пилат как уполномоченный столичным Римом гражданин рассмотрел дело Иисуса из Назарета. Наместник, исходя из своего высокого положения – генерального прокурора Иудеи – изучил состав преступления и заключил:
            «и вот, я при вас исследовал и не нашел человека сего виновным ни в чем том, в чем вы обвиняете Его» (Лк.23:14)
            Однако наместнику посоветовали:
            – Не тревожь народ, но лучше – распни.
            Прокурор вернул дело на рассмотрение. Ответственный человек вновь взвесил все «да» и «нет». Прокурор решил даже лично встретиться с подсудимым, поговорить с ним тет-а-тет.
            – …не слышишь, сколько свидетельствуют против тебя? (Мф.27:13)
           
Но странный человек всё больше молчал. Он никого не осуждал и даже прокурора (судью) ни в чём не обвинял.
            И прокурор в ответ замолчал. Понтий Пилат соприкоснулся с чем-то, но с чем именно – не осознал.
            Тут еще жена прокурора подошла и умоляла мужа, как могла:
            – Не делай тому человеку ничего! Худо мне было ночью за него!
            Вновь вышел прокурор на судилища балкон. Вновь обратился прокурор:
            – Ничего не найдено в нём достойного смерти. Итак, наказав его, отпущу. (Лк. 23:15-16)
            Однако не для того собрался на суде народ, чтобы встретить странного человека у ворот.
            – По традиции, раз в год, суд возвращает одного преступника в народ. Может быть, Иисуса из Назарета я отпускаю?
            – Отпусти нам Варавву, а Иисусу пусть выпадет доля иная.
            Но Пилат колебался, прокурор не хотел предавать смерти невиновного человека. Потому перешёл к прямым запугиваниям населения:
            «Он же в третий раз сказал им: какое же зло сделал Он?» (Лк.23:22).
            «Царя ли вашего распну?»

            На что получил громкий ответ:
            – Нет у нас царя, кроме цезаря.
            И вновь блюститель законности не собирался преступать то, что обязан был охранять. Не зря Понтий Пилат с самого начала не хотел брать на себя это дело: «И, узнав, что он из области Иродовой, послал Его к Ироду» (Лк.23:7).
           
Даже когда Ирод отослал дело обратно Пилату, то прокурор как мог отстранялся от недоброго процесса: «Возьмите его вы, и по закону вашему судите его».
           
Опытный политик чувствовал нехорошие последствия у данного процесса. Напряженно думая, он вдруг осознал, что означали слова обвинителей:
            «Нам не позволено предавать смерти никого» (Ин.18:31)
           
Выходит, что решение о смерти было вынесено еще до суда! Выходит, что суд – это просто фикция. Выходит, что я, проконсул императора, играю роль марионетки в руках местной элиты!
            Всё, довольно! Сейчас выйду и отпущу невиновного человека.
            Однако тут прозвучало из ожидающей толпы:
            «Если отпустишь его, ты не друг цезарю; всякий, делающий себя царем, противник цезарю»
           
Услышав обвинения в предательстве центральной власти – вздрогнул государственный служащий. Мгновенно представив последствия докатившегося до столицы слуха о сочувствии генерального прокурора оппозиционному движению, сразу обмякло всё сопротивление.
            При виде карьерных неприятностей прокурор произнёс:
             – Умываю руки.
            Криком встретила решение народная толпа. Как всякое раздражение жаждет успокоения, так и желание ищет удовлетворения.
            Толпа смела. Смелая толпа и на необдуманные слова легка:
             – Кровь его на нас и на детях наших.
            Как толпе было не ликовать, если новизна не прошла?! Стабильность восторжествовала, а реформа – приговорена! Всё, что было старого, то оказалось сильнее нового, слабого и непроверенного!
            Религиозная и социальная оппозиция побеждена!
            Прежняя иерархия сохранена!
            Элита общества стабильность уберегла. Миропорядок в головах не поврежден, и народ остался стоять в том же месте, откуда едва не был увлечён!
            Уже не учитель, но провокатор смог быть обличен. Теперь виновник всему должен быть изувечен!
            Что произошло бы с новизной, если бы она исходила просто от человека? Что произошло бы с учением, если бы оно имело характеристику обычного, человеческого нравоучения?
           
           
             


Поделиться: