Выход трансляция идейного проекта Вход

151 Часть I


            Зло стремится выдать себя в качестве добра при любом состоявшемся контакте. Ситуация может поменяться, и зло продемонстрирует свою пугающую форму при условии, что человек уже уверился в обратной природе зла.

            Только если человек уже открыл тот факт, что истинное добро является злом, только тогда зло проявит свой истинный вид.
            Иными словами, можно заключить, что современный человек, получивший образование, ещё не путающий критерии света и тьмы, не увидит пугающего у беса амплуа. Но, наоборот, бесовский контакт должен сопровождаться светоносным образом или ангелоподобный ликом.
            Учитывая гораздо большую вероятность светоносного явления, по сравнению с появлением объекта, вызывающего цепенящий испуг, – необходимо пересмотреть некоторые подходы к иконографии.
            Так, каноничное изображение событий искушения Иисуса Христа в пустыне включает альтернативную рогатую фигуру. Где темный и хвостатый объект противопоставлен взалкавшему Христу.
            Однако по Евангельскому сюжету можно допустить, что бес имел отличающийся от традиционного образ, ибо когда Иисус после 40-дневного поста взалкал, то явившийся ему дьявол не пугал, а искушал!
            На момент пустынной встречи образ не имел пугающей задачи, зато коварные посылы речи точно намеревались на другую сторону завлечь.
            Итак, искушение имело вид богословского диспута, где прежде постулата о превращении камней в хлебы имелось обращение:
            Если ты…(Мф.4:3)
            То есть, прежде любого лукавого оборота нужно было, чтобы сомнение провернуло свою работу! И когда от сомнения удалось отбиться, пришла очередь от чудес «светлого образа» удивиться.
            Согласно задокументированным событиям «светлый образ» взял Иисуса из пустыни и поставил на крыле храма, где вновь попробовал запустить червя сомнения:
             Если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею.
            Иисус сказал ему: написано также: не искушай Господа Бога твоего. (Мф.4:6-7)
            Попытка Иисуса искусить направлена была на то, чтобы человек в падении мог жизнь свою прекратить. Однако и на этот раз лукавые побуждения не увенчались разгулом самомнения.
            Вновь пелена неопределенности оказалась отброшенной, и хитрое стремление не добилось своего. За несостоятельностью двух мероприятий настала очередь развенчать «светящееся облачение».
            Зло не само проявило свою суть, а после того как оказалось узнано.
            Опять берет Его дьявол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне.
            Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи. (Мф. 4:8-10).
            На последнем витке искушений ненастоящий «светлый» образ был распознан! Вместо обращения – лукавый (дьявол) уже следует определение - сатана (противник), отойди!
            Как ни мастерски были расставлены ловушки, но на совершенстве они смогли быть все преодолены. Однако может показаться, а причем здесь мы?
            При том, что иконописные каноны не правы. При всей художественной ценности рукотворных произведений следовало бы темный образ убрать из употребления.
            Другое дело, что не существует такого человека, кто бы смог озвучить проблему эту. Не существует того административного лица, кто бы начал чистить Россию прямо с патриаршего крыльца. 
             


Поделиться: