Выход трансляция идейного проекта Вход

147 Часть III

            

          Чего бы хотела третья сторона? Каких реакций ожидает третья сторона при упоминании о себе?

          Она ожидает вспыхнувшей «охоты на ведьм!» Она заинтересована в том, чтобы возбудившиеся от информации люди начали виновные персоны искать. Чтобы воспаленное негодование запустило социальную вражду, чтобы люди превратились в толпу!
          Чтобы разные люди превратились в уравненную злобою толпу!
          При панике, при страхе, при преследовании или погроме – третья сторона удовлетворена. Ибо классический маневр отхода обозначается выбросом чернил, одинаково марающих виновных и непричастных лиц.
          Необходимо учитывать, что третья сторона чрезвычайно лукава, а её клевета искусно отточена. Употребляя метод «подстав», третья сторона всегда служит самой себе.
          Извернуться, отскочить из-под удара и со спины ядом плеснуть – таким проявляется лукавое мастерство. Следовательно, при совершенстве ускользающих навыков – истинный виновник никогда не окажется пойман.
          Если карающий топор занести над оказавшейся рядом головой – значит, казненный человек был не при чём.
          Следовательно, оптимальная стратегия при сопротивлении мастеровитой третьей стороне состоит в единстве понимания!
          Единству понимания способствует открытый характер знания!
          В намеченном ключе потребуется пересмотреть одно историческое лицо, в котором наличие «обратной стороны медали» стало с годами более заметным.
          Итак, графа С.Ю. Витте в популярной историографии не принято сомнению подвергать. Ибо его вклад в Российскую государственность оценивается высоко, а сама заметная на событийной сцене персона описывается в выдающихся эпитетах.
          Граф С.Ю. Витте действительно являлся неординарным человеком, чьи честолюбивые способности могли принести к любой пользе также и вред. Потому вопросы возникают не к самим действиями государственного чиновника, но к последствиям принимаемых решений.
          Ведь сначала экономическое освоение новых территорий выглядит хорошо, но если присутствие в зоне интереса стратегического противника оборачивается войной, то уже хорошего наблюдается меньше.
          Стало быть, инициатива С.Ю. Витте по прокладке железнодорожной ветки на территории Северного Китая должна трактоваться через прилагательное – плохая! Тем более что Китайско-Восточная железная дорога строилась при отсутствующей Транссибирской магистрали.
          Россия ещё не имела железнодорожного сообщения с Владивостоком вдоль Амура, но уже выдвигалась осваивать самый спорный свой форпост!
          Размещение Тихоокеанской эскадры в Порт-Артуре иначе, чем парадоксом, не назовешь.
          Граф Витте как сторонник освоения чужих земель мог окружить себя аналогично мыслящими особами. Однако чем обернулись для монархии китайские территории, мы уже в достаточной степени осведомлены!
          Русско-японская война является прямым следствием опрометчивого внешнеполитического руководства. Катастрофическая Цусима, завершившая разгром всего русского флота, – вот что мы из незамерзающего форпоста вынести смогли.
          По итогам «маньчжурской экономической кампании» – в России стала возможна революция! Пускай революционные выступления 1905 года не достигли размаха 1917 года, но репетиционный вклад они свой внесли.
          Во всяком случае, революцию 1905 года удалось усмирить при непосредственном участии графа С.Ю. Витте. Его собственноручный текст «Манифест 17 октября» можно наделять решающим значением, а можно также определять в роли взрывного устройства, заложенного у ног монархии.
          Впрочем, наличие типичных амбиций поворачивает ситуацию с «Манифестом 17 октября» гораздо проще. Ибо желание вновь оказаться на вершине власти подталкивает человека на самые низкие поступки.
          Провокации Российской государственности стараются касаться межнационального вопроса, чтобы добиться особо мощной эффективности. Вспыхнувший конфликт на национальной почке позволяет заинтересованным политикам карьерные прыжки особо совершить.
          Тот факт, что история XX века не многим отличается от века XXI, можно осмыслить на примере труда классика отечественной литературы А.И. Куприна. Несмотря на то что А.И. Куприн свои тонкие наблюдения выражал в художественных произведениях, тем не менее, его рассказ «Обида» выделяется авторской пометкой – истинное происшествие.
          Сюжет рассказа поднимает на поверхность деятельность жандармов в качестве зачинщиков еврейского погрома (вероятно, произошедшего в городе Одессе).
          Нити от другого еврейского погрома в Кишиневе уходят к графу Витте. И стимулируя кулуарными ходами развитие событий через кровь, муж жены еврейского происхождения доказал, что:
          - В личных целях нет дела до национальностей!
          - Личным задачам нет разницы вероисповедания!
          - Личные желания умеют притворяться, чтобы добыть из окружения необходимый результат.
          Разумеется, что предприимчивый граф преуспевал не на почве общечеловеческой любви, но чтобы личные амбиции удовлетворенными быть смогли.
          Откуда уже возникает вопрос 17 числа, с которым у графа оказалась сомкнута судьба.
          Итак, карьерный успех рядового дорожного чиновника Витте связан с Харьковской катастрофой императорского поезда, которая произошла 17 числа.
          Пострадавший в аварии Александр III отметил наблюдательного чиновника, и С.Ю. Витте стремительно ворвался в столичный пул.
          Впрочем, причём здесь 17 число?
          Накаченный образ числа таков, что древний образ масонов предпочёл урезать глубину своих веков. Заинтересованность тайной братии проявилась в подлоге рубежа, ибо, вводя в справочники новую дату основания организации - 1717 год, кому-то захотелось максимально близкую дистанцию к 17 числу держать.


Поделиться: