Выход трансляция идейного проекта Вход

142 Часть I


            Генезом своего появления США обязаны российской формуле. Несмотря на продолжающуюся злободневность расового вопроса и тянущиеся рабовладельческие последствия, тем не менее националистические притязания в популяции белокожего населения удавалось уравновешивать. Историческое развитие приобретало государствообразующую форму за счёт объединяющего  понятия – американец.
            Американец – есть признак человека стоящего выше урожденной этнической специфики и потому являющегося гражданином США.
            Американец – не просто признак проживания на североамериканском континенте, но своего рода звание, добытое в старании. Это – звание, которое необходимо было заслужить, бросая старые условия и отправляясь на освоение новых земель.
            Американец – это новое состояние, до которого необходимо было дотянуться, по крайней мере, до тех пор, пока не появилась американская нация. Именно с появлением ментальной конструкции – американская нация – в США запустились знаковые процессы.
            Так, в избранном статусе и на достигнутом уровне величия, США разрушает ровно такая же метаморфоза, которая прежде губила Российскую и Советскую империи.
            Обширные Российские территории под самодержавным управлением способствовали появлению региональных особенностей ведения торгово-производственной деятельности. Однако закрепление промышленных династий Морозовых, Прохоровых, Рябушинских, Алексеевых, насчитывающих к XX веку до 5 поколений, сопровождалось компенсаторным укрупнением связей. И украинцы (Харитоновы, Терещенко), армяне (Гукасовы, Лианозовы), евреи (Бродские, Гинсбурги), азербайджанцы (Нагиевы, Тагиевы) связывались между собою на национальной почве. Что в сумме с буржуазией Прибалтики, Средней Азии и Кавказа самым конкретным образом сказывалось на общественном фоне.
            Кроме того, существовали превалирующие центры коммерческой активности в виде Московской и Петербуржской буржуазии. При этом обособленный характер «Московской палаты» состоял в том, что большую её часть составляли старообрядцы, а пёстрый характер Петербуржской буржуазии отличался политической активностью.
            Имеющуюся картину социального расслоения усугублял чиновничий аппарат, который получал казенные кредиты, совершал спекулятивные сделки и становился предпринимателем с обязательным членством в правлениях.
            Прирост накоплений, результирующая независимость поведений, в условиях разбегающегося многонационального поля, приводили к разогреву социальных условий. Через финансовую помощь образовательным учреждениям (частенько с этнической спецификой) и прямое спонсирование прессы некогда единую Россию охватила буря политического интереса.
            Добавьте в закипающий гражданский бульон кризис вероисповедания, и станет понятна степень накала населения царской России.
            Разнообразие программных требований, распространяющееся от национализации земли, права наций на самоопределение до отделения церкви от государства явно не способствовало народному согласию.
            Ограничение монархии в правах никоем образом не сказывалось на позитивных прогнозах фатальной государственной ситуации. Думские партии не способны были помочь даже в принципе, поскольку сами занимались привлечением внимания людей и тем самым вовлекали в деструктивные реакции всё большее количество трудящегося народа.
            Избирательные принципы с непременной игрой на публику разгоняли революционный маховик. Осмелевшая пресса, с публикацией острых и негласных тем, всякий раз находила повод для ажиотажа.
            Верноподданное в трудовых обязанностях население принимало другое состояние. Изображение публичной активности позволяло добиться популярности, потому люди всё более устремлялись в информационную среду.
            Примерно так, как ныне заполняются интернет-журналы и интернет-каналы, тому же служили колонки газет.
            Сплетни, слухи, откровенные провокации или просто фальшь выбрасывались в общественное пространство. Своего читателя находила любая информация, ибо гражданская наивность обеспечивала искру.
            Российская публика была не искушена.
            Доверчивое общество поглощало данные с листа!
            При этом чистку, проверку, работу над ошибками – никто не производил!
            Нормы жизни стали руководствоваться иными законами. Действий на удержание единства критически не доставало, а мотивация приобрела коммерческий либо сугубо личный интерес.
            Известно, сколь пагубно сказалась на троне проведенная широкомасштабная кампания «Распутин». Но появление и раскрутка кампании дискредитации отмечены были не из банковского, англо-саксонского, оккультного, масонского угла (нужное подчеркнуть), но грязный ком готовился и запускался прямо с дворцового будуара!
            Сестры-«черногорки» ввели Григория Распутина в доверительный круг императрицы Александры Федоровны Романовой. Сестры Стана и Милица Черногорские, будучи женами великий князей Петра Николаевича и Николая Николаевича Романовых, хотели усилить своё влияние на «первую леди» страны.
            Используя необычного старца, обладающего целительными способностями, сестры стремились закрепить за собой политически активную роль. Однако старец, став другом императорской семьи, вытеснил из ближайшего окружения самих сестёр.
            Утратив влияние, амбициозные Милица и Анастасия проявили своё политическое влияние, став источником пакостей.
            Здесь мог бы обнаружиться царизму оплот, не пустивший пасквиль в народ. Но в обществе не нашлось достаточно выраженных здоровых барьеров, чтобы препятствовать клевете. Потому помойный поток перетекал по двору, затекал в типографии, откуда принимался гулять по городам и наивному крестьянскому люду.
            Наверное, Анастасия (Стана) и Милица Черногорские испытывали удовлетворение, когда читали в колонках газет своего языка произведения! Наверное, набравший популярность лживый «твит» долго злорадством на душах стоит.
            И по мере продвижения кампании, когда к волне дворцовой дезинформации ещё добавлялись бумагомаратели, не исключено, что перед сестрами замаячили головокружительные перспективы. Ведь великий князь Николай Николаевич, при определенных условиях, мог стать Николаем III.
            Тогда его жена-интриганка, уже титулом императрицы становится вознаграждена.
            – Красота!
            Хотя, пока политические пристрастия перекатываются туда-сюда, Россия оказалась в войну вовлечена.
            Борьбу буржуазии за военные заказы никто не отменял! Частные подрядчики, траты министерства финансов, тендеры, корыстные адмиралы – каждый, кто как мог, развитию военных действий помогал.
            Политическая бравада приносит политические дивиденды! Громкие заявления подогревают к собственной персоне интерес.
             Активированное информационной средой общество жаждет ощутить победный вкус.
            Если руки занимались тем, что раскачивали государственную лодку, то с приближением войны эти же руки принялись государственную посудину вперёд толкать. И вместо системной тряски от набирающих ход деструктивных явлений невероятным образом выделилось направленное (а стало быть, и общее) движение вперёд!
            После неумолкающей программной толкотни приближающаяся война отразилась эмоциональным позитивом. Потому, действительно, указ о мобилизации был встречен гражданами красноречиво!
            Это потом, когда планам не удастся сбыться, а привыкшие к сенсации газеты продолжат выть и громко родину любить, – никто не выполнит работу над ошибками. Никто не уберет за собой грязь, никто не выберет из общей кучи свою лепту, но активирует с небывалой силой устранение причин страдания.
            Устранение причин страдания устоявшейся ментальной конструкции – русской нации. 


Поделиться: