Выход трансляция идейного проекта Вход

134 Часть III

            

            Развалу Российской империи способствовало активное участие русской армии в Первой мировой войне. Испытания, связанные с ухудшившимися условиями жизни, находили большее отражение в буржуазии, аристократии и городской среде, нежели непосредственно на самой войне. 

            Так сказался имперский шпагат на трагической «судьбе» всего народонаселения России, ибо государство осуществило самоуверенный внешнеполитический шаг, а внутренняя политика выскользнула на обострившихся проблемах.
            В благополучные годы застоявшегося Союза советское государство также совершило внешнеполитический шаг. Хотя вмешательством в дела Афганистана никто из членов Политбюро советскую державу не намеревался в угрожающую позицию размещать.
            Вот только длительность испытания дала о себе знать, когда опоры СССР на внутреннюю политику не последовало.
            Война в Афганистане поставила СССР в тот же имперский шпагат, разорвав остатки связей по итогам перестройки.
            Персоналии, характеристика лидеров, специфика государственного руководства становятся не очень-то важны, когда события связываются схожестью психологических реакций.
            К тому же, ещё необозначенным остается стартовый мотив. Наука не обосновала гипотезу начальной и конечной значимости!
            Так, боевой поход за пределы «территориальных вод» сразу ставит армию в ущербную позицию. Чужая земля и чужая страна предъявляют острые вопросы к мотивации и адекватности чужеродной цели.
            Если угодно, то армия, выходящая за пределы России, теряет русский «ген». Она надрывает связь с критериями непобедимости.
            В иностранных операциях русский воин сражается словно бы один, он вынужден отличаться от всенародно скрепляемой боеготовности.
            Вне Родины наш солдат – чужой.
            Вне отеческих границ – наш солдат как будто бы наемник.
            Без влияния родного окружения – наш солдат оказывается без обязательного душевного вспоможения!
            Моментально врывающаяся реальность, резкостью вопроса «ради чего?», отрезает из мышления все недееспособные части. Отсутствие прочных мест обуславливает невозможность подвигов и невероятных человеческих поступков. Невосполнимый человеческий ресурс тратится на эксклюзивно-элитарных игрищах.
            Эфемерные цели, непонятные задачи, какие-то сиюминутные опасения. У какого здравого ума поныне сохраняется уверенность в необходимости введения «ограниченного контингента советских войск» в Афганистан?!
            Не эта ли лукавая терминология скрывала реальные размеры катастрофы?!
            Может быть, как раз фальшь укрывала потери от народа и масштабы бедствия от руководства страны?! Может быть, такая поощряемая и необходимая ложь десять лет изматывала жизненные силы хворающего государства?!
            Ложь, скованная страхом перемен, доводила ситуацию с пребыванием советских войск до отчетливого абсурда. Дипломатическая, хитрая, безучастная ложь приводила ситуацию народного терпения до изнеможения.
            Уличенная и боязливая ложь отказывается понести ответственность в программах пересмотренного обучения, чтобы подготовка власти включала «Дамоклов меч» в случае внешнеполитического увлечения.
            Б.Н. Ельцин не предполагал кровопролитную войну, отправляя армию в Чечню, но первый президент России всенародно признал ошибку свою, тяжело дожив от 1995 до 1999-го.
            Двойное дно скрывается под благовидными предлогами. Обратная сторона медали становится доступна наблюдению, следуя за протяжением времени.
            Потребуется терпеливо ждать, чтобы точнее характеристику событию можно было дать. Ибо будущее отличается от настоящего момента на неопределенные фрагменты.
            Предательство в Хасавюрте кровавую бойню остановило. Предательство в Хасавюрте со временем из Чечни-врага Чечню-союзника получило!
            Итак, ответ на вопрос: как?
            Мы ушли из Чечни, мы оставили Чечню без себя.
            Мы оборвали связи, которые чеченскому народу показались ненужными. Мы ушли из Чечни, а оставшаяся Чечня ухнула в средневековье!
            Похищение людей и непререкаемая власть силы повлекла чеченский народ назад, в беспросветную и древнюю глушь. Споры тейпов и родоплеменные притязания как соперничество вооруженных людей быстро разорвало остатки социального строя.
            Красивые идеи о самостоятельности сдула суровая реальность, ибо оказалось, что своеволие умеет только разрушать! Все идеи о независимости власти по факту обернулись разгулом преступности и бандитизма.
            Вышло так, что государственная мощь СССР могла подавить гордость традиций и проявления дикости нравов. Но при отсутствии мягкой силы общественных норм жизнь чеченского народа стала вновь диктоваться жестокостью законов гор!
            Постулаты кровной вражды не требуется долго преподавать или трудно искоренять, но постулатам кровной вражды достаточно бывает волю дать, чтобы они быстро вернули доминирующие психологические роли.
            Мы ушли из Чечни и забрали с собой нормы общественного проживания. Мы ушли из Чечни, и растаял миролюбивый социальный фон, на место которого спустился злопамятный дух гор.
            Законы шариата обосновывают законы кары.
            Законы шариата позволяют законно казнить людей.
            Законы шариата издалека мерцают, словно благо, но ровно до тех пор, пока человек не оказывается внутри. Ибо обязательные наказания за ошибки превращают человеческую жизнь в тяжёлое существование под давлением тюремных стен.
            Свободный человек с утратой необходимой воли загоняется в колючую зону лагерей и зажимается искусственными преградами.
            Задавленный страхами человек – озлобляется в ответ!
            Мы ушли из Чечни, и время пошло!
            Жизнь без прав и свобод становилась всё хуже и хуже. Жизнь под гнётом страха, кары и мщения разрежалась разве что по прошлому неутолимой тоской.
            К тому же, боевики не сложили оружие. В отсутствие российского сопротивления оказалось, что вооруженные люди умеют и хотят только дальше стрелять. Оказалось, что многие боевики будут воевать всегда!
            В казнях, убийствах и вылазках выплёскивается свобода из зажатых клещей.
            Гремучая смесь сама не меняется, а только отравляет всех встречаемых повсюду людей.
            Итак, мы ушли из Чечни, но и мира в чеченском народе не стало. Мы ушли из Чечни, а боевики продолжили своё террористическое ремесло.
            В 1999 году бандиты ворвались в Дагестан.
            Прошло каких-то 3 года от катастрофы войны, прошло всего-то 3 года, как российская армия ушла из Чечни. Но за три года без нас Кавказ осознал, что потерял!
            Социальные условия стали кардинально другими! Ибо российскую армию в Дагестане принимали в спасительном качестве!
            Жители дагестанских сёл буквально бежали навстречу! Мужики кричали российским солдатам – сынки!
            Народ Дагестана помогал российской армии, чем только мог. Женщины старались покормить, а мужчины стремились ближе к солдатам-защитникам встать.
            Дагестанцы записывались в проводники, дагестанцы брали оружие и шли в ополчение. Дагестанцы с готовностью разделяли смертельную опасность, ибо воочию столкнулись с расползающейся пропастью тьмы.
            В 1999 году российская армия начинала воевать по-другому. Нас стало меньше, и мы пытались друг друга ценить. Но став ценить достояние - окружающие условия стали за нас!
            Потому, когда ворвавшиеся в Дагестан боевики оказались разбиты, а военные действия вновь вернулись на территорию Чечни, то теперь уже чеченский народ толпами побежал служить на российской стороне.
            Сама жизнь подвела к выводам, о которых умалчивали брошюры и религиозные проповедники. Ибо ислам в составе России и ислам вне пределов России – это два разных варианта ислама. 


Поделиться: