Выход трансляция идейного проекта Вход

133 Часть I


           Дорога победы отнюдь не проходит цепью успешных боев, но дорога победы пролегает тяжелой последовательностью поражений, она спотыкается о места катастроф и трагедий, она сокращается от исправительных работ. 

            Она, дорога вероятной победы, приобретает реальный характер на пути исправления ошибок! Вместо умалчивания, игнорирования и засекречивания государственный строй и всё население нуждаются в процессах изменения.
            Нужны не народные расправы, военно-полевые суды и утоление жажды крови, но критически необходим открытый механизм принятия ответственности!
            Иначе получается так, что за поражения на фронтах Первой мировой войны расплачивались солдаты и офицеры, а трон своих не выдавал. За ошибки в Восточной Пруссии, за гибель армии Самсонова родственники царя (великие князья) наказания не понесли.
            История Второй мировой войны также имеет схожие черты, ибо ошибки командования в Крыму, при обороне Киева и под Ленинградом также позволили ответственным товарищам Мехлису, Буденному, Хрущеву и Ворошилову остаться на высоких постах.
            Ясно, что приближение к центру не позволяет накладывать на высокую персону всю меру обязательного наказания, но если Кремль не желает падения тени на свой незыблемый статус, тогда и вмешательство его в боевое управление должно сводиться к минимуму.
            Пусть Кремль определяет стратегию, а за Генеральным Штабом закрепляется масштаб и соблюдение прямолинейности. Тогда как непосредственное боевое управление передается к эффективному звену на условиях автономности!
            Автономность имеется на уровнях! Автономность делегируется вместе с ответственностью. Ответственность принимается исходя из критериев невосполнимости.
            Москвой ставятся стратегические задачи. Территориальный штаб разделяет задачу на предварительные и последовательные этапы. Но по мере приближения к непосредственным, исполнительным рубежам этапы распределяются исходя из объема возникающих подробностей.
            Таким образом, штабная теория буквально врастает в практическое применение исполнительным лицом, чтобы младший командный состав и опытные бойцы сами определяли выполнимость задачи. Для этого предоставляются данные и необходимые средства, чтобы осуществить намеченный круг действий.
            И потому они, подвергающиеся максимальному риску люди, в опасной обстановке наделяются свойствами главенства! Вся командная цепочка фактически характеризуется в качестве участия, где укрупнение обозначает вклад всё больших сил и средств.
            Так армейская структура переворачивается с имеющейся стойки на голове в должную опору на ноги. Ведь для выращенного в целостности организма не существует понятия приказа, но мозгу бывает достаточно только направить сигнал.
            Набросок организации будущей армии потому оптимален, что он повторяет организацию небесного воинства. Он также даёт возможность уразуметь взаимоотношения Творца и венца творения.
            Однако, ввиду низкой необходимости горнего мира в военных действиях людей, приходится вновь возвращаться к потугам исправления. Ибо важность задач изменения в реальности заключает в себе все степени прогресса.
            Советский Союз засекречивал информацию, а советская пропаганда не допускала иного мнения. В результате у переживающих граждан отсутствовала возможность для критики, а неравнодушные советские люди не имели способов исправительного вмешательства.
            Советское руководство замирало в лаврах победителей, а народное хозяйство не подкрепляло инициативу. Времена развитого социализма перестали стимулировать модернизацию и утратили интерес к человеческому развитию.
            Советский строй копил противоречия! Он складывал их годами, не имея механизмов исправления. В итоге процессы омоложения сменились в СССР процессами старения, и союзные связи держать перестали.
            Выход республик из состава Союза оказался упрощающим действием! Ведь разрыв имеющихся связей даётся легко, ибо сопровождается выбросом энергий.
            Распад Советского государства характеризовался тем, что надрыв затрагивал всю вертикаль власти и всю широту управления! Рвались взаимоотношения внутри ведомств и внутри министерств, рвался партийный контроль и рвались связи социального снабжения.
             Производственные цепи испытывали проверку на прочность, и если поддержки не приходило (как у нефтедобычи), то функциональные связи обрубались в пользу местечковых директоров.
            Эйфория независимости залетала в психологию красных директоров и в кабинеты партийных боссов. Эйфория независимости кружила голову малым коммерсантам и малым национальностям.
            Всем показалось, что приходу счастья всего-то необходимо связи с прошлым побыстрей порвать.
            Другое дело, что попутно приходилось выживать.
            Ведь незаметной оказалась совсем незначительная деталь, когда каждый гражданин остался сам за себя.
            Это советская экономика существовала на принципах, согласно которым она была всем и всегда должна, но с уходом Госплана и Госснаба перестала осуществляться поголовная дотационная стезя!
            Советское население привыкло, что кто-то подумает и кто-то позаботится о нём, но в рынке общий огонёк совсем поник. Коммерческая индивидуальность в рост пошла, предпринимателя личность силу набрала.
            Если общих целей больше не дано, если общая оплата прекращена давно; если никто за тебя не оплатит выросший в разы коммунальный счёт, то «Я» согласен на легальный и нелегальный ход!
            Криминализация была единственно возможным путем развития социально-экономического пространства постсоветской России!
            Итак, воодушевляющий процесс распада Советского строя круто устремился в криминальную сторону. Задачи выживания в новых условиях быстро превращали запущенный зоосад в условия диких джунглей.
            Видовое разнообразие наделяет повадками хищников не всех существ, так и в человеческой популяции не все предприниматели являлись бандитами, насильниками и убийцами. Просто в ослабевшем государстве криминальные авторитеты проявили собой власть и силу.
            Однако прерогатива личного обогащения на руинах советской страны позволяет понять причины, подробности и следствия первой чеченской войны. 


Поделиться: