Выход трансляция идейного проекта Вход

132 Часть III

            

            Пробираясь сквозь слои вербального содержания, формирующего кругозор, проникая ближе к сердечной области обитания веры, имеющиеся доказательства или употребляемые аргументы теряют смысловую нагрузку. Для трепетного состояния веры любые насильственные вмешательства являются противопоказанными, потому самые прямые или цельные доводы отсекаются подобно стрелам. 

            Выпускаемые в полемике стрелы угрожают сердечному состоянию и потому отбиваются обороной бесповоротно!
            Всей имеющейся защитой человек оберегает сокровенное состояние от посягательств, дабы не испытать боли обмана.
            Никто из людей не хочет быть обманутым! Но именно обман является мистической специализацией!
            Доведенная до совершенства ложь или ложь, чуть ли не идентичная истине, является излюбленным средством ненавистной человеку стороны.
            Стало быть, вопрос состоит не столько в доказательной базе, но сколько в пересмотре уже усвоенного багажа. Решение сокровенного вопроса обретаем не в силе приложения, но в способе пересмотра себя самого.
            То есть сложность встречаем там, где она находилась всегда.
            И для того, чтобы убедиться в тяжести персонального вмешательства, нужно будет остроту ощутить.
            Итак. Подданным королевы Елизаветы не удастся доказать альтернативную причину гибели принцессы Дианы. Добропорядочные жители Великобритании в насильственную причину смерти любимой принцессы просто откажутся верить.
            Если на одной чаше весов окажутся назойливые журналисты, а на другой чаше расположатся специальные службы собственной страны, то ментальный выбор очевиден.
            Ведь проще и легче сбросить эмоциональный пар на мотоциклы с фотографами, чем сотрясать картину мира, в которой могут обнаружиться ужасные места.
            Аналогично американскому населению не удастся доказать неофициальную версию обрушения башен Всемирного торгового центра. Употреблением точных и самых логичных выводов не получится донести до обычных граждан США страшную альтернативу.
            Куда проще повесить все ярлыки на арабского террориста, чем допустить лютую мутацию внутри собственной страны. Пусть лучше Осама бен Ладен с ружьем высокотехнологичные самолёты в свечки здания направил, чем начать индивиду пересматривать имеющееся положение дел.
            Не важны аргументы очевидцев о взрывах, о засекреченных списках пассажиров, о крушении здания №7 (в которое самолёт вообще не врезался), ибо эффект спора известен.
            - Нет! Люди против людей не могут подобных злодеяний совершить! – скажет здоровая психология.
            - Нет! Органы правопорядка предназначены для защиты населения! – заявит добропорядочный обыватель.
            - Нет! Чтобы служебные функции обернулись против собственных же граждан?! Такого не может быть никогда – убежден налогоплательщик.
            Из трех тысяч погибших при обрушении торгового центра американцев на долю спасателей пришлась половина! Не это ли свидетельство преданности делу людей?!
            Преданность делу людей.
            И тот, кто ринулся спасать оказавшихся в многоэтажной западне американцев по долгу службы, верил, что поступает правильно. И тот, кто закладывал взрывчатку на этажи гражданского объекта, также верил, что поступает правильно. И тот, кто управлял самолётом, направляя лайнер на погибель всем, оказавшимся на пути, – был верен выбранному долгу.
            Выходит, что все правы, если верны?
            Или же разница в верах имеется?
            И какая же вера является верной? Ответ либо уже известен человеку, либо ответ не получится доказать со стороны никогда!
            Ответ истины запрятан глубоко внутри, он плотно огорожен областью страха, преодолеть которую человек может лишь самостоятельно. И насколько сражение с фобиями дается тяжело, поможет понять близкий к отечественному мировоззрению пример.
            Россия также страдала от атак террористов. И банда Басаева в 1995 году захватывала больницу с заложниками в городе Будённовске. Однако трагедия стала возможной не по силе террористов, но по слабости силовых ведомств РФ!
            Боевики наметили планы с захватом мирных людей, боевики готовились к террористическому акту, собирая снаряжение и поднимая численность, боевики затратили время и не были при этом обнаружены. Боевики загрузились в грузовики, боевики двинулись колонной по дорогам общего пользования, боевики миновали блокпосты по имеющимся в распоряжении картам или прямо на взятках.
            Такая терпимая и привычная коррупция привела к чрезвычайным последствиям. И понадобилось геройство одних людей, чтобы прикрыть глупость других.
            Терроризм – это болезнь души и сознания. Это патологическое состояние, возникающее при крайних степенях стороны преследования, когда кажется, что убийством человека можно собственного блага достичь.
            Как любая болезнь, терроризм имеет возбудителя, но как и болезнь, добившаяся распространения, бурному течению терроризма нужны факторы предрасположения и вовлечения.
            Предрасполагающие факторы обеспечиваются гражданским состоянием, в котором социальное образование связывается с материальным достатком.
            Соответственно, предрасположение может сработать, а может и не сработать. Ибо подготовка определяется моментом вовлечения, которому необходим специфический контакт.
            Условия приготовляют, а патоген подбирает к «замочку» ключ. Оболочка должна повлиять на активные центры, чтобы побудить рецепцию к ответному действию.
            Вовлечение обозначает начавшийся активный процесс! Пассивное состояние проходит и возникает требуемый, ожидаемый, искомый ответ!
            Так возбужденное состояние порождает действие. Раздельные части складываются, и возникающая связь обеспечивает осуществление. Мышца сокращается, если цепочка не прерывается.
            И если говорить про события, подпадающие под определения «экстремизма», «фундаментализма», «терроризма», то важность сосредоточена на подготовительном пути! Теракт из воображаемой позиции переступает реальную грань при наличии внятного или невнятного допущения!
            Неработающий иммунитет позволяет болезни в организме раскрыться. Перегруженный, недееспособный, разделенный на части «иммунитет» силовых ведомств позволяет государственному организму страдать от террористической заразы.
            В Российских оберегающих ведомствах девяностых годов проходили деструктивные процессы. Организм Российской Федерации отекал в руководящих органах и истощался на периферии.
            По итогам трагедии в Будённовске правильные выводы не были сделаны. За симптоматическими отставками «крайних» персон системных мероприятий ещё не последовало.
            Отсутствие адекватной терапии позволило состояться инциденту в Рязани в 1999 году, теракту в Беслане в 2002 году и захвату заложников в театральном центре на Дубровке в 2004 году.
            Ведь если мы говорим о причине, о необходимой цепочке и о самом событии, возникающем по окончании предшествующего пути, то замыкать всё внимание на манифестации является делом абсурдным!
            Недопустимо исключать из внимания тайные, скрытые, невидимые элементы состоявшегося события, ибо слагаемые факторы как раз и заключают в себе величину.
            Не умолчать, не засекретить и не закрыть, но изучить, исследовать, раскрыть! – вот что является действительным способом профилактики. Проведенное полное и всестороннее лечение будет являться надежной защитой от рецидивов.
            Потому, если вернуться к проблемам чеченских сепаратистов, то проводимая Российскими службами операция на территории Чечни должна была включать еще один штурм. Тот штурм, который бы и оказался основным!
            Действия, которые обладали бы гораздо большей эффективностью, нежели прямое боевое столкновение, должны были развернуться в Москве! Пресечением чеченских криминальных группировок, расследованием специфики бизнеса чеченской диаспоры и разрывами установленных связей в столице – вся активная фаза скоро подобралась бы к финалу!
            Далёкая проблема Чечни – решалась в близкой Москве!
            И получается, что проблема Чечни – это действительно внутреннее дело России. 


Поделиться: