Выход трансляция идейного проекта Вход
Волна 13

            От любви до ненависти один шаг, но и ненависть имеет шанс совершить шаг обратный. Только переход любви в альтернативную форму осуществляется быстро, ибо сопровождается бурной эмоциональной разрядкой. Тогда как исправление ненависти требует времени, и расцвет любви нуждается во вложении сил.
            Стало быть, путь открыт в обе стороны, если бы не время как ресурс, не всегда доступный к употреблению.
            Америка и Россия во многом похожие территории, американцы и россияне больше имеют отличий между собой. Где давление на общее сближало бы страны, тогда как стимулирование вражды способствует выгодному разобщению людей.
            Человечество давно научилось зарабатывать на розни, оно глубоко усвоило навык монетизировать конфликт. Тогда как обратный процесс примирения сложен, он подрывает отлаженные доходные потоки.
            Волевое преломление рефлексов есть удел развитых личностей, и поддержка массами единичных усилий стимулируется обстоятельствами. Теми не просчитываемыми факторами, закономерно вытекающими из хода вещей.
            Так сложилось в исторической перспективе, что США проходили специфический путь, отдаленно заимствуя опыт Российской империи, где оба государства начинали развитие на задворках цивилизации и вырастали до могучих титанов.
            Россия много постарше, она раньше зародилась и гораздо больше хлебнула. Не единожды падала Россия на жизненном пути, не раз разбивала содержание в кровь и рисковала больше не встать.
            Однако русский старт через падение включал непредвиденные в науке резервы, отчего рывок в перспективе приводил к очередному падению.
            История Штатов много не та. Где сила борьбы за самостоятельность крепилась желанием по-новому жить. Ведь становление США пришлось на времена, при которых Старый свет трещал от накопившихся противоречий. Где европейские государства уже перешли в стадию революционных бунтов и насильственного сноса ненавистных систем.
            В Америку бежали люди с багажом опыта! Они оставляли тяжелое прошлое и стремились начать новую жизнь. Они ехали, чтобы вложить силы в исправление и стремились использовать шанс.
            Рост людской массы на новом континенте неизбежно сопровождался появлением хронических болезней, потому что не весь опыт являлся полезным и у людских пороков появлялась возможность в приобретенной среде расцвести.
            Рабовладельчество пустило серьезные корни, оно надежно ощущалось стабилизирующим инструментом. Тогда как, отбившись от внешних притязаний и закрепившись на северном континенте в независимый ход, эффективность доказала свободолюбивая часть.
            Оковы южан и стабильность рабовладельческого дохода не удержали людей, когда пришли северяне, сделавшие ставку на технологический и нравственный прогресс. Дарованные свободы срывали тяжелые кандалы и тем самым обеспечивали перспективный рывок.
            Северная вариация элиты получала преимущество над южной структурой, и государственное образование Североамериканских Штатов пошло в рост.
            В рост через победу над врагом.
            Штаты остаются соединенными, элиты чувствуют себя связанными и государственные функции остаются непредвзятыми только при наличии врага. Таков отработанный сценарий преодоления преград и государственного развития Америки, произрастающий от самых корней.
            Не может государство США существовать без сопротивления. Не умеет оно функционировать без опасности и предвкушения войны. Не может оно жить без угрозы, ибо никогда не пользовалось миром.
            Но только подозрение и провокация, диверсия и саботаж в противном стане, позволяли раздробленной Америке воспринимать себя единой силой.
            Разбегающийся вектор индивидуальных свобод хорош в рекламном буклете, тогда как продолжающаяся деморализация всё сложнее поддается управлению. У нравственности не виден динамический компонент и нет верной оценки пройденного пути.
            Мораль не статична! Она не постигается при рождении поколений, и её состояние не одинаково к концу жизненного рубежа. Но нравственность развивается либо гаснет, она становится чище или проявляется за счёт потерь.
            Этика, нравственность, мораль появились не в XX веке, но управленческие задачи научились их употреблять. Людские объединения использовали дополнительный вклад от нравственного раскрепощения.
            Деморализация выгодна, она востребована в безыдейных людских объединениях, она нужна при столкновении разных систем.
            Этическими потерями достигаются конкурентные преимущества, утратой высоких качеств обретаются победы в эгоистичных схватках. Берут верх предательство, лицемерие, обман, которые закрепляют на верхах управления особо лютых персон.
            Предрасполагающие факторы работают только по направлению к бездне. Даже на краю возникшей пропасти чрезвычайно трудно будет развернуться. Буйству ненависти не хватит времени и сил, чтобы развернуться в любвеобильную направленность.
            


Поделиться: