Выход трансляция идейного проекта Вход
Законы

Законы экономики всё чаще давят ворохом бумаг. Они полны пособиями и учебным материалом. Весомы графики, таблицы и труды, заметны лица и почетные регалии.
            Экономисты важные, они детально осведомлены. Они стараются, как всем нам сделать лучше. Они, питающиеся хлебом с рук, к себе не требовательны и всегда согласны.
            Экономика раздулась до науки, хотя корректно должна восприниматься через отрасль - службу занятости при рынке.
            Имеющееся состояние отражает многократно закрученную первичную спираль. Рисунок, форма и смежные ответвления от дисциплинарного древа экономики проистекают из первичного побега.
            Пока Адам Смит творил науку в публикациях - XVIII век уже был развит.
            Теоретические рассуждения о свободной руке рынка приходились на времена торгового гегемона в лице Ост-Индской компании. Экономические размышления осуществлялись при состоявшихся Английской и Голландской компаниях, при открытых колониях Нового Света, при действующих путях в Индию и Китай.
            Публичный анализ достижения экономической свободы велся автором во времена, когда уже трещал мир. Уже гремели революции, уже делились королевства, и разрывалась паства между духовными наставниками.
            Мыслитель Карл Маркс продолжил работу шотландского коллеги и принялся рассуждать на тему теории цен и теории делового цикла. Он вёл полемику о свободной экономической динамике в обстановке начала мировой войны. Той самой войны, что по накалу будет наименована потомками «Нулевой мировой войной».
            Наукоемкие рассуждения по факту выразились прямым походом на Восток. И богатство участвующих народов связалось не с производством материальных благ, но конкретно находилось в бескрайних землях Тартарии.
            Лавина союзных войск на Крымское побережье, осада столицы Санкт-Петербурга, религиозная провокация с обстрелом Соловецкого монастыря и коварный удар в спину на Камчатке. Всё говорит о воплощенной стратегии в условиях информационного прикрытия.
            Развернулась широкомасштабная кампания, одной из причин которой явилось стремление железного императора Николая I к самостоятельности российского развития. Где опора продвижения связывалась с внутригосударственным состоянием, а не была предметом иностранных дотационных мероприятий.
            Отказ России от кредитных средств побудил банковские дома Европы к активным действиям. Отказ России продолжать кредитную политику предшественников настаивает воспринимать события более глубокими, чтобы государственный долг при Екатерине Великой воспринимался звеном единой цепи.
            Если венецианские ростовщики душили своими объятиями могучую Восточную Римскую Империю со столицей в Византии, то верный экономический смысл не мог открыться, лишь в XVII-XVIII веках. Но гораздо точнее воспринимать теоретические мысли отцов-экономистов в качестве цивилизационной адаптации и маскировки.
            Гипотезы экономических отношений ловко пробираются со школьной скамьи. Они одеваются в глянец и преподаются под видом гуманитарного достояния, отчего юные мозги усваивают бумажные знания и всецело наполняют несоответствующие знания доверием.
            Рыночные отношения не рушатся, поскольку постоянно подкрепляются очередными поколениями. Хотя рыночные отношения другие по своей сути, они проявляются иначе, чем поют о себе.
            Учение о прибавочной стоимости утверждает, что товарообмен приводит к трансформации позиции «деньги» в суперпозицию «деньги со штрихом». Парадоксально не замечая при этом, что штрих не возьмется из ниоткуда!
            Чтобы с одной стороны возник плюс, где-то с другой стороны должен возникнуть минус. Закон сохранения энергии об этом свидетельствует.
            И ко времени рождения «Капитала» закон сохранения энергии был сформулирован и проверен.
            Следовательно, двигатель рыночных отношений в форме материального производства и воспроизводства капитала в реальности работает за счет притока! Двигатель тайком должен быть запитан ресурсной магистралью, и только тогда оказывается способен выдавать привлекательный продукт.
            Рыночную «Perpetuum mobile» раскручивают мошеннических способом и демонстрируют студентам в качестве реализованной мечты.
            Прояснение ситуации достигается введением динамического критерия, в русле которого становится понятным, что капиталистическая система испытывает бурный рост при доступе колониального истощения. Чтобы цвел один, другие должны чахнуть.
            И, наоборот, изоляция рынков и отсутствие объектов захвата губительно сказывается на рыночных отношениях. Без притока дешевых ресурсов рынок съедает сам себя. Динамика осуществляется за счёт поглощения собственных членов, где продолжительность изоляции приводит к росту градуса напряженности. И время ограничения от дешевого потока вызывает затягивание поршня давления. Накал конкуренции растет, социальная атмосфера становится непереносимой.
            Всё дело в нравственных устоях, которые веками формировались западным мировоззрением в торговой специфике. И по результатам развития общественное доминирование и социальная градация напрямую отражают финансовую успешность.
            В таком случае конкуренция не является просто спортивным состязанием, но скорее проходит по правилам гладиаторского поединка. Где «всё или ничего» означает полноту приобретения победителем и отсутствие второго шанса для проигравшего.
            Ничего личного, но бизнес есть бизнес.
            Острейшая битва на краю оврага забвения создала гремучую среду и наделила участников схваток отъявленными умениями. Где привлекательный антураж столь же необходим, как неожиданные удары стилетом в швы между доспехами.
            Торговля развивается путем укрупнения, и если некем утолить голод извне, то на занятых площадях придется рвать мясо соратников.
            В итоге имеем родину рыночных отношений с утаенным концентратом хищных способностей. Чтобы убаюканная колония внимала серенадам, и распространяла рыночные отношения до момента исчезновения государственной протекции.
            Успехи российской буржуазии или советской промышленности на занятом торговом поле были обусловлены единственным верным условием. Ибо стоявшая за спинами Держава позволяла заплывать своим отпрыскам в водоем с аллигаторами.
            Но стоило границам упасть, как суровой практикой была уничтожена отечественная буржуазия. Стоило границам упасть, как поглотились недавно преуспевающие промышленники, и не нашлось состояний, утонувших в недрах чужих валют.
            Не осталось никого, кто бы сумел озвучить правильные выводы, ибо академическая наука не заявила о просчетах. Ибо стоило границам Союза упасть, как советники-экономисты последнего президента СССР поспешили ретироваться. Академики-экономисты, внесшие «важный вклад в стратегию развития экономики переходного периода», растворились в иллюзии перехода.
            Они пропали вместе с многочисленными монографиями и публикациями, подготавливающими административно-командную систему к «плановой рыночной интеграции». Прорабы перестройки исполнили свою роль, и оказалось, что без сильного государства нет ничего.
            Всё только теории и пустые звуки.
            


Поделиться: