Выход трансляция идейного проекта Вход

77 Порция D


            Учитывая то, что капиталистические представления проникли во все сферы человеческой деятельности, необходимые перестроения банальными не назовешь. Если не осталось не вовлеченных в коммерческие схемы отраслей, то изменения должны будут произойти системные. 

            Как окутал капитализм науку и культуру, вооруженные и правоохранительные силы, здравоохранение и религию, так этапный скачок должен будет переменить всё.
            Всё разрушится или взлетит, сбросив лишнее.
            И как любому взлёту необходим разгон, так и задачи старта решаются в подготовительный период.
            Вспомним выводы из аналитической работы по рубежу ВОВ, где катастрофа 1941 года не могла быть исправлена в ходе уже начавшейся войны. После случившегося нападения фашистских войск катастрофа Союза стала неизбежна.
            Катастрофа обязана была произойти, невзирая на желания или нежелания краха, ибо таким именно образом сложился подготовительный период.
            Предшествующий войне период поддерживался партией и правительством. Предшествующий период устраивал государственные институты и крепился зажатыми общественными массами.
            Предшествующий период должен был содержать перемены, чтобы не произошла катастрофа несоответствия. Но предшествующий период содержал в себе страх, чтобы пугающий элемент стабилизации внушал системную стойкость.
            Катастрофа обрушения вызревала, но ничего существенно не изменялось, ибо страхи тоже могут оказаться освоенными. Запуганный социальный фон также способен оказаться привычным, ибо новизна для страха ничего доброго не в состоянии привнести.
            Выстроенный карательной машиной социальный организм опасается вмешательства, воспринимая его за мучение и не видя лечения. Потому выстроенный карательной системой организм переходит на положительную отчетность.
            Начинает гнаться отраслевая туфта.
            Лесозаготовки, животноводство, промышленное производство изворачиваются, чтобы продемонстрировать уверенный рост. Страдающее в количестве качество не беспокоит холодный отчет, ибо номенклатурные показатели волнует только преумножение.
            За мелкими приписками скоро приходят огромные подтасовки, если кара за ложь одинакова. За мелкими манипуляциями бухгалтера встают министерские правки, когда никто не хочет оказаться крайним и головой останавливать разогнавшийся типографический процесс.
            Верхи управления ожидают положительное сальдо, они удовлетворенно воспринимают лишь положительный кредитный баланс. Самые верхи управления удовлетворяются своим управлением, если показатели регионов год от года идут в рост.
            Для верхов управления любые варианты движения ассоциируются со статусным понижением, отчего стабильность не может знать пути назад. За дрогнувшие цифры отчетности – сразу назначается виновное лицо.
            Туфта крепнет стараниями множества персон. Туфту укрепляют душевные посылы множества начальников цехов, отделов, партийных ячеек и бухгалтерских бюро.
            Туфту содержат итоговые бланки. Бюрократическая туфта имитирует государственный разбег.
            Если на продукцию туфты переходила административно-командная система, несмотря на прямые угрозы расстрела, то стоит ли удивляться разгулу бутафории в либеральную эпоху?
            Туфта просто ушла на глубину. Хотя корректней заключить, что ту же по характеру туфту закрыли горы гербовой бумаги.
            Теперь над правдоподобным образом туфты трудятся не местечковые бюро, но полновесные статистические институты. Теперь Росстат и Минэкономразвития полноценно вырисовывают динамическую картину. Теперь сама туфта является источником немаленьких зарплат.
            Теперь туфту поддерживают миллионы! Миллионы рук и миллионы на счетах удерживают пустоту.
            Потому немало не сомневаются, а свято верят в положительный баланс и микроскопические цифры роста ВВП. Потому не сомневаются, но всячески стараются, ежегодно выводя экономический прирост.
            Потому участники статистического действия не ошибаются, что быстро главы департаментов меняются, а укрепляющая туфта гонится вновь.
            За время демократических реформ сколько государственных программ успешно прошло стадию реализации?
            Покопавшись в памяти таких программ, можно вспомнить не одну. Ведь решительный правительственный посыл всегда с готовностью встречался регионами!
            Разработанные в мозговых центрах всероссийские программы всегда откликаются от исполнительных субъектов. Запущенный сверху документооборот возвращается с низов точно в срок и в необходимых копиях.
            Ответственные лица на местах уверенно рапортуют. Должностные  министерские лица удовлетворенно доклады принимают.
            Бумажный процесс идёт, оба конца заинтересованы в его продуктивном содержании. Такова специфика капиталистических условий, усугубляющаяся недостатком профессиональных связей.
            В отсутствие связей Москва в состоянии получить от регионов лишь подкрепленное ожидание. В случае негативного ответа – следует поиск виновного лица.
            Стало быть, лучше индивиду подержаться за номинальной продукцией туфты, чем резко попасть на попытке исправления.
            Подобным образом в новой России прошла широкомасштабная программа модернизации нефтеперерабатывающих производств. Ведь актуальные задачи – не оставляли место сомнениям, а намеченные этапы реализации – предоставляли поле для деятельности. Кроме того, десятилетний временной промежуток – позволял не спешить.
            В общем, с министерской позиции программа выглядела оптимально, какой оптимально выглядящей и осталась. Ибо программа модернизации выполнялась на бумаге!
            Годы шли, переписка велась, циркулировали документы, квитанции и отчёты. Нефтепереработка, переоснащение и возведение дополнительных мощностей вот-вот должны были наполнить серую действительность высокооктановым бензином.
            Вот-вот наша гордость, наша нефтегазовая отрасль должна была показать отменный, постреформенный результат.
            Вот-вот…
            И к самым срокам окончания выяснилось, что благополучные отчёты выполнения – всё туфта!
            К заявленным срокам окончания никто ничего не сделал, никто серьезных трат не произвёл. Заявленная модернизация – заявлено прошла.
            Системный паралич.
            Наказывать всех участников производственной цепи - было бы невозможно. Наказывать же Москве самоё себя - было бы невероятно.
            Остается недоумение и результирующая тишина.
            Вот и молчим.
            Правда, раструбили о построенном в Татарстане новом НПЗ, но специфика Казани всегда оставляет задумчивый налёт. То ли республиканская работа является исключением из российских правил, то ли исключается из правил стремящийся суверенитет.
            Потому для общих условий функционирования государственных структур корректней заключить обилие туфты. Ибо таковы сложившиеся нормы, таким сформировался капиталистический, двойной стандарт.
            Двойной стандарт не замечает гражданской пропасти, раскрывающейся в категории пенсионного обеспечения. Двойной стандарт терпим к обычной пенсии тысяч в пятнадцать и к пенсии чиновника, отмеренной тысяч в триста.
            Ибо все, кто может властно повлиять на двойной стандарт, этот самый стандарт и боятся утратить.
            Чиновник и не враг стране, но своя рубашка ближе прилегает к телу. Чиновник и не враг стране, но чувствует дыхание тех, кто собирается оказаться на его месте.
            Чиновник не враг себе, потому, воодушевившись, старается общее положение по мере сил исправить. И так из мозговых центров громогласно появляется государственный проект реформирования пенсионной сферы.
            Скрупулезно рассчитанный проект получил широкое освещение в прессе. Ибо в ходе вычислительных работ всего-то оставалось, как донести несведущему населению о пользе накопительной части пенсионных отчислений.
            Всеобъемлющему наступлению взрослого счастья изрядно мешала экономическая некомпетентность среднестатистического населения. Потому активно привлекался информационный ресурс, чтобы исправить пробелы совкового образования и убедить население в пользе паевых фондов.
            Сама программа пенсионного реформирования не могла вызывать сомнения, коли вышла она из недр официальных, государственных структур. Сама, рассчитанная на десятилетия, программа не могла содержать ошибок, коли находилась она на документах из министерских портфелей.
            Сама программа - вещь!
            Вот народ - не тот. Не понимает инвестиционной привлекательности, отказывается пользоваться вспомогательными финансовыми инструментами, и совсем невероятно, что дремучий народ совсем не интересуется фондовым рынком!
            - Эх, не ту страну назвали Гондурасом…
            Однако, странное дело, не понадобилось десятка планомерных лет, но хватило очередной смены состава министров, чтобы в информационном поле раздались экспертные голоса.
            - Пенсионная реформа провалилась.
            Позвольте, но куда девался весь компьютеризированный, высокопрофессиональный математический расчет?! Где бланки, засвидетельствованные собственноручными вензелями?! Где рекомендательные листы с результатами многоуровневой проверки?! Где приказы, скрепленные гербовыми печатями ответственных перед народом и законом лиц?!
            Или всё это была туфта? Пришли новые лица, разорвались старые связи, а профессиональных скреп не обнаружилось. Раздувшийся пузырь лопнул, образовавшуюся дыру необходимо было латать.
             Армада чиновников бросилась к главному креслу - уже с новым расчетом.
            - Пенсионный возраст необходимо повышать! Выручайте, господин президент, а то нам всем труба.
            И правда, кому-то необходимо было ответить. Ибо дремучий народ всю напыщенную туфту разглядел и отказался садиться играть с образованными мошенниками.
            Заплеванный народ, с богатым жизненным опытом, не стал надеяться на спекулянтов, но весь избыток доверия отнёс своему президенту.
            И президент поручился за армаду чиновников, поверив расчёту.
            Хотя не оправдано упование на статистику. 


Поделиться: