трансляция идейного проекта Вход

68 Порция D


            Война вскрывает проблемы государственности. И говоря про Великую Отечественную войну, следует уточнить, что признак внезапности более характеризует реакцию на отметившуюся силу. 

            Неожиданность, или внезапность, не относится к области политической или дипломатической деятельности, она не отражает состояний разведывательного, армейского, индустриального управления, но более свидетельствует о величине произошедшего контакта.
            Ибо сложившаяся советская организация рассчитывала выдержать и подразумевала себя способною отбиться, но едва не рухнула, когда столкнулась с организацией другой.
            Вероломство нападения как нельзя лучше раскрывает хрустнувшие устои советской государственности, ибо враг оказался сильнее оттого, что мы не оказались сильны.
            Всё идейное построение СССР не оправдало надежд, а возведенная с целью обеспечения стабильности система наглядно продемонстрировала заложенную в себя ущербность.
            Маховик, разогнавшийся на борьбе и гражданском преследовании, имитировал развитие, но был неспособным к противостоянию и не мог обеспечить длительность существования.
            Оптимальная для Кремля структура, состоящая в повсеместной уязвимости, не имела социальных механизмов адаптации к стремительно изменяющимся условиям войны. Привычное озирание на карательные последствия не успевало противопоставлять действия напирающим событийным волнам.
            Крестовый поход вермахта, мотивированный алчностью и расовым превосходством, был представлен объединяющим началом. Тогда как советский народ ещё связей не видел и потому находился в состоянии, словно бы был контужен.
            Меж тем именно связи являются недостающим ключом к накопившимся загадкам. Стоит различить связи, как тайны прошлого раскрываются невидимой последовательностью, а употреблением связи сумбурные процессы выстраиваются в правильный и весьма логичный ход.
            Связь! Её недоставало в среде гражданского населения возводимого Союза. Связь полноценно не употреблялась в партийном, военном, хозяйственном управлении. В результате чего Советское государство фактически имело вертикальную и горизонтальную несостоятельность.
            Замаскированная несостоятельность скрывалась за ореолом идейной стойкости и пряталась в отрепетированных маршах непоколебимости.
            Замаскированная несостоятельность, о существовании которой если кто и мог догадаться, то высказаться без возмездия – не мог!
            Предвоенная система саму себя выстроила так, что не имела никаких возможностей к самостоятельному исправлению недостатков. Она сама себя лишила механизма исправления и потому в последствиях решений лишь утяжелялась.
            Итог терзает душу в определении катастрофический, но холодный разум наделяет итог свойствами закономерными. Особенно когда имеются в наличии цифры, на которые можно ссылаться.
            В преддверии войны численность вооруженных сил СССР составила около 5 млн. человек. За вычетом дальневосточного расположения большая часть РККА сосредоточена была в западной половине страны, где, так или иначе, готовилась к присутствию врага.
            К концу 1941 года три миллиона восемьсот тысяч человек находились уже в плену. Три миллиона восемьсот тысяч человек безвозвратно потеряли вооруженные силы страны в ходе оборонительных и контрнаступательных операций.
            Три миллиона восемьсот тысяч человек суммарно не выбрались из приграничных, минских, киевских и вяземских котлов. Три миллиона восемьсот тысяч человек захвачено в плен, чтобы подвести за собой черту.
            Всё. Прежнего государства не стало!
            Всё то, что имелось в наличии, всё то, что создавалось, формировалось, копилось - всего того хватило лишь на первые месяцы войны.
            Всё то революционное наследие ухнуло в недра порохового кошмара, и надо было выискивать, вооружать, воспитывать что-то ещё.
            - Ленин оставил нам великое государство, а мы его «прошляпили!» - почти так сказал И.В. Сталин членам Политбюро в самые первые часы начавшейся войны.
            Так страх, витающий в атмосфере страны, залетел и главный кремлевский кабинет.
            И когда от предвоенных упований не осталось более ничего, и когда привлекательные теории проявили своё нежизнеспособное нутро, тогда маховик завращался в другую сторону. Не сразу и не быстро, но рывками, с осечками и натружено запускался процесс народного сплочения.
            Под натиском, в условиях смертельной опасности и не предоставляя второго шанса, разделенные слои, ячейки и структуры советского общества вжимались друг в друга и приучались видеть будущее сообща.
            Запустилось создание нового государства, в котором терминологическое определение союза опиралось на мировоззрение населения. Получалось могучее государство, в котором угроза исчезновения вывела былые разночтения и республиканские представления.
             Образовывалась сердцевина социального единения, не ведающая для себя непреодолимых преград.
            Побеждала фашистскую Германию – другая, интернациональная страна! Очищал мир от ереси нацизма – свершившийся народный союз.
            Объединенное людское качество довело до Берлина, именно оно сформировалось в центре новой страны. Новой, Советской страны, где у людей помимо врожденной национальной принадлежности появилось ещё и общее звание – советский человек!
            Именно советский человек вышел из испытаний! Именно советский человек, пройдя тяжелую школу жизни, смог достичь высокого качества! Именно наднациональный советский человек оказался выше этнического дележа.
            Русь переродилась!
            Как ордынский пресс спаял удельные княжества в одно состояние, так смертельный гитлеровский напор закрепил республиканские уделы в Советском Союзе. Как поколения требовались для перевоспитания населения городов новоначальной Руси, так годы миновали в разогнавшемся XX веке.
            Ибо за различием участвующих лиц имеем едва ли не тождественную последовательность, осуществляемую на новом и более скоростном витке.
            Как установлению ордынского ига предшествовала губительная вылазка на реку Калка, так и нашествию Гитлера предшествовала не оправдавшая расчётов операция на Польской территории.
            Как пришёл Батый через 15 лет после опрометчивой Калки с тем, чтобы поодиночке покорять и выжигать княжества. Так и Гитлер ворвался в государственные пределы СССР, чтобы окружать не перевоспитанную армию и последовательно захватывать города.
            И как изменилась древняя Русь от страданий, чтобы новые полки пошли за Дмитрием Донским, а лютая схватка на Куликовом поле добилась балансирующей победы участием резервных полков. Так и Курская дуга схлестнула между собой бронетанковые махины, чтобы участием Степного (резервного) фронта мы смогли осуществить тяжелый шаг вперёд.
            Однако подобно Куликову полю, не освободившему Русь от рабского ига, и Курская дуга не положила борьбе за свободу финал.
            Ведь было ещё стояние дружин на реке Угре против хана Ахмата, как бы взвешивая силы опытных сторон. Где набирающее обороты слияние русских земель вокруг Москвы предъявляло способности непобедимые, чтобы забытой битвой при Молодях разбить огромное войско вновь вернувшегося врага. Чтобы через 400 лет, уже рожденная советская дружина, блистательным 1944 годом добила ощетинившегося врага, а следующим  1945 годом просто вынесла миллионную Квантунскую группировку другого противника.
            Теории не возвращают нас в соответствие, но за нуждой и лишениями возникает переоценка привычных мировоззренческих картин, чтобы следом пробужденное единое состояние смогло сотворить особенный мир! 


Поделиться: