Выход трансляция идейного проекта Вход

67 Порция L


            Сколько времени потребуется человеку, чтобы рассказать о собственной жизни? 

            Чтобы поднять из глубин памяти былые факты и снабдить события уникальными подробностями, человеку бывает мало даже лет заточения.
            Но сколько времени потребуется человеку, чтобы достоверно пересказать прожитую жизнь представителя старшего поколения?
            Пожалуй, что на непрерывный рассказ о матери или об отце можно потратить день или два, а на третьи сутки начнется молчание или же зазвучат повторы. Однако на повествование о дедах окажется достаточно уже часов, в то время как семейная информация из жизни прадедов вообще уложится в минуты.
            Из 60 минут в часе, из 720 минут в 12-часовом дне, из 262800 минут в 365- дневном годе, из 13140000 минут в 50-летней продолжительности жизни – до нас докатываются крохи. И таковы свидетельства собственных семей, в которых имелась непосредственная передача сведений. Где информационная связь не нарушалась вмешательством органов пропаганды или института марксизма-ленинизма с непременным намерением персональные заслуги возвеличить или следом зачернить.
            Но если в личных корнях подробностей не знаем, то что можем ведать о давних событиях в Кремле?! Если единокровные прадеды запрятаны в непроходимом тумане, то что «понимаем» в жизни И.В. Сталина?!
            Может быть, споров по фактам-то и нет, а вовсе весь накал обусловлен постановочными сценариями на вербальном поле. Ибо раздули, наснимали, наговорили, исходя из субъективных мнений, но далее никто и не подумал убрать за собой.
            Ведь не было замечено публицистов, историков, сценаристов и документалистов как авторов, кто бы сказал:
            - «Я» был не прав, когда писал! Мои аргументы о вожде народов (или тиране) были озвучены совершенно зря. Каким глупцом «Я» был, особенно заметно в новом свете.
            Потому прибавляющийся опытный багаж, иначе перевернутые пласты и добытые персональным старанием срезы не способствуют индивидуальным переменам. Творческие лица намерены лишь добавлять свои «пять копеек» в кучу, но выискивать фальшивку как монету, утратившую стоимость, желающих всё нет и нет.
            Новые данные, появившиеся свидетельства, стройные доказательства – не решают проблему в принципе. Растёт и без того объемный ворох бумаг, и декорации напихиваются вплотную, тогда как вопросы разрешаются в освобождении!
            Ответы находятся при начавшемся процессе уборки, и при личном участии ощущается полезным труд.
            Итак, И.В. Сталин - злодей или И.В. Сталин - гений?
            Сформировавшиеся, устоявшиеся, вколоченные в плоть точки зрения должны будут поменяться местами. И все те, кто уверились в гениальном, правильном и единственно возможном образе вождя, должны будут сменить свою позицию на альтернативную. В то же самое время лица, выработавшие в себе самое негативное отношение к жестокому вождю, также должны будут избавиться от чувства антипатии.
            Не притворяясь, но по-настоящему.
            Не забавы ради, но пользы для.
            Не потому, что легко, но потому, что тяжело и трудно сделать над собой усилие. Только осуществив перемены, познается разница, а из разных состояний точнее определяется лишнее.
            Взвесим противоположные чаши персональным вкладом.
            Правление И.В. Сталина не началось в 1937 году, и оно не закончилось в 1945, но имелся исторический промежуток, в котором на одном конце располагается семинарист Джугашвили, а на другом конце поставлен генералиссимус Сталин.
             Но чтобы на извилистом пути ученик Горийского духовного училища был положен в Мавзолей, а вскоре сожжён своими соратниками, - нужно было жить в особенной стране.
            В особенной стране, вступающей в особый период своего существования, предстояло родиться отроку Иосифу, чтобы, спустившись с гор, пропитаться народным состоянием, а затем жить внутри общественной среды, неотъемлемой частью которой являться.
            Накал, кипение, бурление, сепарация, фильтрация и агрегация - как процессы всего гуманитарного бульона. Где вихрь проносится внутри всей государственной посудины, где давление нагнетается также системно.
            Как революция вовлекала в свои ряды подготовительным процессом, так набравшаяся критическая масса переломила самодержавный хребет и полилась последствиями по державным уголкам.
            Как докатились новые правила персонально до каждого представителя многомиллионного российского населения, так отразились от вклада принятия или вражды.
            Кто мало имел, у того появилась надежда своё положение в лучшую сторону исправить. Но тот, кто в стабильности был и потому не спешил буржуазные или династические огрехи исправить, тот с приходом революции начал терять. И по мере потери жаждал только утраченную стабильность вернуть, чтобы стало, как было.
            Вместо демократических грёз и коммунистических идей мотивацией общества принялась руководить непримиримость.
            Вместо обязательного и потому устойчивого подчинения монарху пришла вражда между приверженцами старых порядков и сторонниками новых правил.
            Появилась незапланированная вражда, когда настоящее посмотрело на прошлое злобными глазами ради достижения лучшего будущего.
            Лавина собирается долго, в то время как срывается быстро и проносится по склону стремительно.
            Вслед громыхнувшим на улицах выстрелам и полившейся гражданской крови – всякие теории не играют более роли! Ибо дальше работает физика, инстинктивно осуществляется конкретное мышечное сокращение и жернова вращаются людьми, не задающими более вопросов.
            Бурлящая борьба знаменует появление центра силы. Внутри неопределенных векторов и разбегающихся состояний появляется опора.
            Большевики, начинавшие малой организацией на разнообразном политическом поле, оказались в итоге мощнее. Обладание целеустремлением позволило большевикам закрутить механизм притяжения, чтобы победы вращались вокруг них.
            Большевики крепли в решимости. Они шли снизу наверх, они приобретали от захвата или экспроприации.
            Рыхлые сословия стали терять от начавшихся революционных событий. Они всё более и более погружались в недостаток, они всё более удалялись от привычных и понятных дней.
            Когда самодержавный строй не проявил своевременных перемен, то запоздалые реакции напоминали конвульсии. Утратившая верноподданнические связи Россия не способна была противопоставить и новый центр.
            Генералы Л.Г. Корнилов, А.А. Брусилов, Н.Н. Юденич, А.В. Колчак, А.И. Деникин и П.Н. Врангель мобилизовали силы под себя и на остатках былой верности пытались сопротивляться.
            Не побеждать и развиваться, но пробиваться, чтобы удержаться.
            Электродинамическую последовательность уже можно примерно уяснить, ведь от победы к победе оборотистая система становится шире и плотнее. Через покорение иссякающих реакций одолевшая динамика становится сама мощнее. Потому движение партии большевиков набирало силу от завоевания к завоеванию.
            Шаг вперёд происходит через структуру, состав и качество оппонентов. Партия большевиков достигла и удержалась на вершине потому, что не приостанавливала динамику.
            Железом вклинившись в парламентский суповой набор, большевики стали прибирать к рукам разбросанную власть. И когда конвой стоять устал, патриотические и прогрессивные фракции говорливого Учредительного Собрания выдавились сразу. С поддержкой эсеров далее наводился порядок в среде социалистических партий, с быстрым подавлением анархистов, народных социалистов и социал-демократов.
            Советы крепли не на избирательных началах, но при избавлении от оппонентов (эсеров), централизации власти (Совет рабочих депутатов стал большевицким) и боевой работой с неподконтрольными военными соединениями.
            Многокомпонентные усилия большевиков не остановились при монополизации власти и захвате последнего очага военизированного сопротивления в Крыму, но разогнавшаяся динамика определила новые цели. Теперь продвижение осуществлялось за счёт преодоления любого гражданского сопротивления.
            От распустившихся в регионах Азии формирований басмачей до восставших в центральных и южных российских регионах атаманов Краснова, Григорьева, Антонова. От глубинного и непонятного мыслителя Петра Флоренского до гордого и дерзкого маршала А.М. Тухачевского центр силы давил не только сопротивление, но и любое отличие.
            Пролетарское государство претворялось через политику диктатуры пролетариата. Доминирующая динамика сохраняла показатели развития за счёт осуществления террора к окружению.
            Разбредающиеся самодержавные массы жестко ломались или подчинялись в стезе доктрины: одна партия – один народ.
            При этом нужно понимать, что происходящие события отражают не величину и детализацию какого-либо присутствующего плана, но события расходуются по ходу социальных установок, правил, норм.
            Мотивация диктовалась необходимостью ужесточения, и через насилие идейная правда доказывала своё место быть. Плюрализм и неподконтрольность поведения оказывались вне закона, а преследование загоняло иное мнение в опалу.
            Пролетарское государство структурировалось страхом, оно организовывалось по жестоким правилам и террором боролось за схожесть помыслов.
            Но какова же роль И.В. Сталина в громадных, многомиллионных, социальных процессах?
            Его роль можно охарактеризовать как соответствующую, ибо он точно соответствовал настроениям, воцарившимся на общественном поле. Его жизненный путь суммарно отобразил стихийное состояние взволновавшегося самоуправством населения.

 

 


Поделиться: