трансляция идейного проекта Вход

63 Порция D


            В чём состоит причина лидерства США на мировой арене?

            Развернутый ответ должен будет содержать стечение способствующих факторов, где обширные территории и разнообразные ресурсные недра, несомненно, играют роль. Ещё более важным видится значение исторического пути, в ходе которого Америка была вынуждена догонять преуспевшую Европу.
            Основную часть своего существования США не упивались собственным величием, но, наоборот, поглядывали из-за океана на битвы титанов. Американская элита не воспринимала себя «владычицей морскою», но использовала чужие противоречия для укрепления своих позиций.
            Мировоззрение руководящих эшелонов Соединенных Штатов не содержало лидирующих качеств, но задача победы в конкурентной схватке с самосознанием династических домов сохраняло элемент отставания, именно благодаря которому и оказалось сильнее в конце.
            И в динамическом русле ответ на глобальное лидерство североамериканской державы видится развернутым, поскольку состояние погони объясняет успехи промышленности, финансов и Кремневой долины. Именно погоня за развитием вывело государственную форму из хвоста цивилизации в голову состава.
            Однако в глубине рассмотренных обстоятельств располагается предметное обоснование. Ибо косвенное участие факторов зависит от главенствующей опоры.
            Соединенные Штаты Америки являются третьим в мире государством по количеству населения! Если же учитывать качественный состав, то могущественные США обоснованы на первенствующем людском количестве!
            Потому США являются мировым лидером, что сосредоточили в себе лидирующее народонаселение!
            Именно такова первостепенная причина отраслевого преуспевания. Именно такова основа, которая не замечается при своём наличии, но даёт о себе знать при разогнавшихся деструктивных явлениях.
            Когда вредительские действия заболевшей величием элиты отображаются снижением качества образования, а затруднения доступности поощряют программы оболванивания, то с каждым витком поколений государственная структура слабеет изнутри.
            Подобно тому, как плоды раскрепощения уже сказались на самом элитарном звене, так расслоение будет  всё далее расползаться вширь. И страдающая от деморализующих усилий социальная опора вызовет каскадное суммирование системных поломок.
            Государственные задачи не располагаются в политической плоскости, и крайне ошибочно происходит наделение теоретических действий реальными чертами. Но сторонний опыт может помочь болезненному изменению собственного отечества, особенно когда североамериканское государство обязано своим успехом «российской» формуле.
            Отправляющиеся за океан переселенцы оставляли в Европе национальные потуги. Переселенцы ехали с памятью об ирландских, голландских, французских или немецких корнях, но люди стремились при этом к новому состоянию. Переселенцы помнили традиции, связывающие их с происхождением, но, вместе с тем, целеустремленные люди с готовностью облекались в новое качество.
            Чтобы из разного национального набора сформировать один американский народ.
            Приобретаемое иное мышление сопровождалось действенными усилиями, ведь люди хотели состояться в особом качестве, когда оставляли прежнюю жизнь и закатывали рукава в труде создания нового света.
            Осваиваемый континент подталкивал нуждой и ущербностью. Недостаток и слабость побуждали стремление и внедрение новизны. Далекая от воплощения стабильность не загораживала собой динамический акцент.
            Люди намерены были приобретать, люди искали возможности состояться, а свободные территории и невыраженный административный пресс всячески способствовали общественному развитию.
            Малочисленная американская элита постепенно заполняла эшелон. На мутацию американского звания в доставшуюся по наследству американскую нацию ушла сотня лет.
            Имперская эволюция завершилась в 1907 году, когда возможности частного капитала оказались сильнее государственных треб. Джон Пирпонт Морган, спровоцировав на бирже «черный вторник», уговорил государственную власть на принятие «стабилизационных мер».
            Узаконив создание Федеральной Резервной Системы в 1913 году – победила мотивация на приоритет частных возможностей в сравнении с общественным достоянием.
            Усугубление ситуации сказалось и на самом элитарном классе, в среде которого миллионеров первой волны сменили торговые представители. И вместо сталелитейных и железнодорожных рабочих специальностей командовать парадом принялись спекулянты.
            Великая депрессия ознаменовала перелом. Для капитала население постепенно превращалось в помеху. От стратегии государственного развития и общественных преобразований критерии задач ограничились чисто коммерческим интересом.
            Банкам всё равно во что вкладывать средства, моральные угрызения преуспевающих банкиров волновать не могут. Потому захватнические планы императора Японии или нацистские планы А.Гитлера одинаково получали долларовый заём.
            Личной прибыли нет дела до людских страданий, она стремится только богатеть.
            Ясно, что послевоенное Бреттон-Вудское соглашение или последующие Ямайские договоренности выбивали почву из-под ног уже всего населения планеты.
            Раздутый финансовый пузырь и вырытая долговая яма не видят исправляющих мер. Отработанное умение не имеет возможности кардинального изменения метода действий. Тем более, что в загнанных условиях человеческое существо впадает в примитивную мотивацию:
            - Умри ты сегодня, а я завтра.

 


Поделиться: