Выход трансляция идейного проекта Вход

62 Порция L


            Социальная среда не умеет освобождаться. Она не содержит процессов, подготавливающих свободное место. Не существует теории, не сформулирована важность задач, нацеленных на уборку, на облегчение, на очищение. 

            Социальная среда изобретает и нагромождает, она продуцирует и заставляет, она творит, строит, засоряет. Она косвенно пользуется фактором времени, течение которого лишь только и размывает шаткие конструкции.
            Время лечит цивилизацию!
            Оно делало это успешнее ранее, пока человечество не разогналось. Потому и проявилось несоответствие, потому и вылезают наружу проблемы, что наработка продукта человеческой деятельностью идёт разгоняющимся ходом, а стирание, удаление, исключение происходит по течению хронометража.
            Человек не привык исправлять! Он не настроен меняться, ибо наделил личную стабильность главным качеством.
            Воинственная стабильность, воспринимая новизну за угрозу, предпочитает закатывать новации в бетон.
            - Лишь бы мне оставалось хорошо и ничего у меня не менялось.
            Социальная среда еще более забивается, но по мере снижения динамики и нехватки свободных пространств удовлетворение личных прихотей достигает степени решаемости «любой ценой».
            Социальная среда освобождается через взрыв.
            И цикл начинается вновь.
            Наступила пора кардинальных перемен. Мы увидели в пустоте среду, и настало время переосмыслить. Чтобы затратные преобразования смогли обустроить будущую социальную среду исходя из динамических закономерностей уже среды физической.
            Разделенная социальная среда на прививаемых процессах исправления намерена разогнаться в сторону единения. Именно единое качество обуславливало прогрессивный результат прошлого, оно же позволит осуществить прогрессивный результат будущего.
            Единение – возводится.
            Разделение  - разрешается.
            Со стороны дилетанта невозможно сочетание несочетаемых частей. Ибо существует либо изоляция, либо не знающая границ открытость.
            Однако игры разума превратны. Они думают о себе в превосходной степени, они не привыкли ломать теории о прагматичное колено и потому раздуваются тонкостенными пузырями.
            Хотя незачем выдумывать, когда следует учиться!
            Учиться, учиться и еще раз учиться, как завещал неглупый В.И. Ленин. Ибо обучение – это и есть процесс обновления! Это и есть удаление одних данных и замена устаревшей информации на новый поток.
            Мотивация на обучение пересматривает накопленное основание и заменяет рыхлые структуры каменным содержанием. Планы В.И. Ленина сбылись потому, что вождь не останавливался. Он был терпеливей оппозиционного окружения, он был напористей других социальных лидеров, он продолжал оттачивать свой ум.
            В.И. Ленин оставался заточенным на победу, его не интересовали промежуточные цели.
            Вся империя гудела революцией, но вовлечение симпатизирующих лиц обозначалось по схеме полу- или почти. Тогда как Владимир Ильич состоял из революции весь.
            Целиком. Да или нет. Убить или умереть.
            Таких людей нет. Точнее сказать, таких людей редко где получается выращивать, ибо климат, питание, количество солнечных лучей оказываются не при чем. Природа, многообразие животного мира, экологическая чистота также не играет роли, ибо эволюция не содержит механизма преодоления инстинкта самосохранения. 
            Но редкие людские качества способны воспитываться в редких социальных условиях. И в недрах Российской империи такие условия имелись, если революционные идеи охватили всё население.
            Зарубежные авторы, иностранные веяния, нерусскоязычные публикации – словно понаехавшие гастролёры, на каждое выступление которых собирался аншлаг.
            Люди верили!
            Простые, открытые российские подданные верили, они увлекались идеями по-настоящему, они принадлежали им навсегда. Привязанность новым учениям была настолько сильна, что люди руководствовались ими в качестве жизненного смысла.
            Когда подданные Российской империи взялись за оружие, они так боролись за вариант демократии!
            Конституционные социалисты (кадеты), социал-революционеры (эсеры), меньшевицкое и большевицкое крыло социал-демократической партии, а также праворадикальные симпатии ничего не оставили от былого единства.
            Вера слепа, когда вырастает в условиях ограничения. Вера тратится и вытаптывается, когда не имеет сберегающих побуждений.
            Вопросы несовместимости изоляции и открытости не решаются в теории. Ибо пока информационный эфир занят спорами, осуществляются конкретные действия. И эти действия знают, чего хотят, они работают предметно.
            За рассуждениями о старом и новом свете или за архаичной градацией на державы моря и суши упускается из вида главное. За капиталистическими, территориальными, военными «стволами» следом стоящего леса не замечается, ибо в основе всего располагается социальная среда.
            И если среда обеспечивает опору, тогда развитие и планы обосновываются и сбываются. Если же социальная среда стержня не имеет, тогда и опоры нет, но выживание будет обеспечиваться за счёт наклона и притока.
            От социальной опоры зависит существование. Опора остается незаметной пока она есть, но стоит опоре пропасть как проблемы, просчёты, проскальзывания побуждают опору начать искать.
            В трагедии украинского народа экспертные оценки касаются едва ли не всего. От важнейшей роли чернозёма до выгодности членства в НАТО - уверяют осведомленные журналисты. Тогда как главные причины Западного участия в подогреваемой украинской драме остаются без заслуженного внимания.
            Только стоит заострить детали, как возведенный усилиями перьев карточный домик - рушится. 
            2014 год. Майдан.
            Чего требовали западные друзья от новой украинской власти в качестве подтверждения действительности намерений? Чего просил Евросоюз от украинских властей перед оказанием финансовой, дипломатической, военной и любой другой помощи?
            Каковы были условия первого транша?
            Запад настаивал на одном: он заставлял повысить коммунальные тарифы! Ему нужны были заоблачные коммунальные платежи, чтобы рост цен на газ и обслуживание ЖКХ создавали невыносимые условия для жизни.
            Чтобы жизненный упадок подтолкнул эмиграцию украинцев. Чтобы на Европу полился людской поток!
            Поток особых постсоветских людей, способных верить в Европейские ценности. Людей, готовых обучаться национальным языкам и традициям, людей, готовых становиться европейцами.
            Европейскому союзу есть с чем сравнивать, потому как ближневосточные переселенцы занимают предоставленные места, они с удовольствием пользуются пособиями и правами, но полноценными гражданами европейских стран не становятся.
            По сохранению нравов, по удержанию исконного языка, по связям с оставленной территорией рождения мигранты остаются чужими в странах ЕС. Но постсоветские граждане иные!
            Ибо они вливаются, они растворяются, они смешиваются, они рождают детей и поддерживают верой новый дом, воспринимая его своим.
            Усыхающее европейское население укрепляется от омолаживающих инъекций, ибо вновь чувствует гуманитарную опору.  


Поделиться: