Выход трансляция идейного проекта Вход

54 Порция L


            Социальная структура закономерно набрала противоречия. Она накопила ошибки в историческом существовании и потому ожидает исправительной работы. 

            Реформы Екатерины II, Александра I, Александра II не на пустом месте взялись. Будь то административно-территориальное деление, императорские советы или кабинеты министров - все они внедрялись в качестве передовых.
             Европа уходила вперёд на технических новшествах, она добивалась прогресса на отвоеванных у трона свободах и правах, чтобы задавать собой ориентир. Стремления догнать убегающую цивилизацию, желание отмыть в лапти обутую Россию заставляли изучать передовой опыт и формировать вектор будущих перемен.
            Советники Российских императоров являлись умнейшими людьми своего времени. Более того, в течение собственной социализации они соприкасались с противоречиями государственной системы и по себе знали болезненные места.
            К.П. Победоносцев жил в гражданской среде, освобожденной реформами Александра II. Большой мыслитель столкнулся с последствиями либеральных преобразований, потому и набросился с критикой предшествующего этапа, когда сам стал главным идеологом при Александре III.
            Чтобы состоялся консервативный период Александра III-Миротворца, необходима была реакция социального организма. После шагов, нацеленных на открытие и сближение, наступила очередь шагов, направленных на невмешательство и изоляцию. Срабатывали качели, отчего и запускался пересмотр прежде главенствующих идей.
            Однако и Александр II-Освободитель также являлся неотъемлемой частью общественного организма, где за особенностями дворцового расположения прослеживается связь. Соединительным звеном выступило образование, насыщенное первоклассными учителями.
            Одним из педагогов будущего монарха Александра Николаевича являлся В.А. Жуковский. Блестящий литератор, друживший с А.С. Пушкиным, также не чурался государственно полезных задач, отчего молодой Александр воспитывался в гражданской среде ожидающей послаблений.
            Золотой век русской литературы, пришедшийся на правление Александра Николаевича-Освободителя, набирал стремительные обороты еще в ходе предшествующего правления Николая I. Ибо дисциплинированное управление Николая Павловича, сопровождавшееся наведением государственного порядка, встречало интеллектуальное сопротивление просвещенного общества.
            Однако советник железного императора С.С. Уваров с социальными условиями городов поделать ничего не мог. Ибо не видел глубину просвещенной проблемы, но, наоборот, создавал стимулы для получения образования и стремился обеспечить образованию престиж.
            Ведь связывая позитивные преобразования с общественным ограждением, граф С.С. Уваров вместе с патриотично настроенным монархом Николаем I сам столкнулся с последствиями золотого дворянского века Александра – Благословенного. Когда качнувшиеся М.М. Сперанским качели убеждали молодого Александра идти по западному образцу.
            Против странного и замкнутого Павла требовалось ориентироваться на опыт великой бабки. Ибо Екатерина Великая верно преобразовывала дремучее русское царство, пользуясь руководством энциклопедического и просвещенного ощущения.
            Только Екатерина смогла правильно сформировать вектор государственного развития, когда продолжила дело Петра Великого. По крайней мере, именно так можно было подумать, взвешивая государственное состояние за времена после Петра.
            В отсутствие целеустремленного лидера приближенные занимаются однообразным интересом. Без заряженной на масштабы опоры двор погружается в клановую или личную борьбу.
            От Остермана и до Бирона государственные перемены ограничивались приближением или отдалением от трона отдельных персон. От фаворитов Екатерины и Елизаветы до членов Тайного Совета личное состояние отождествлялось с состоянием государства.
            В условиях скудного информационного обмена и недостатка научных данных имелся мировоззрениям предел. Элитарный класс был ещё совсем немногочислен, а фундаментальное образование касалось едва ли не лимитированного набора в единственный университет.
            Потому столкновениям прозападных ориентиров и стремлениям русофилов, желаниям либералов или патриотов не на чем было обосноваться. Вовсе не было общественно-значимых идей, поскольку не имелось в достаточном количестве образованных и начитанных людей.
            Общество ограничивалось крестьянством, волостной властью и где-то далеко стоящегося, недоступного и окруженного армией царя.
            Когда царь Пётр властною рукой рубил бороды бояр и головы взбунтовавшихся стрельцов, он заодно накопленные противоречия разрубил! Умноженные ошибки, накопленные напластования, последствия решений романовских царей и рюриковских князей – всё разом, одним четвертьвековым замахом всё вместе в Неве утопил.
            Ему, не гнущемуся по ветру Петру, хватило прошловековой России. Он с молодости хлебнул выпады на власть или двуличье приближенных глаз. Он испытал безжалостную Софью, он чувствовал близкорасположенную смерть свою, и как на пиках не остался, то разобрался с древним царством силою.
            Царь Петр не был с детства почитаем, он к кремлевскому двору по молодости не принадлежал. Но когда старая система саму себя изжить заставила, то уставший от борьбы народ сам нового царя поднял.
            Царь Петр вырос там, где всё произошло. Он возмужал в летах с включенным существом, где грёзы юных лет и потешные войска сопереживали с тем, что привнесла Немецкая Слобода!
            Приветливые лица, веселье и кутёж, столь милая заграница, пивных, довольных лиц. Где нет борьбы вероисповеданий и злобы также нет, а разница национальная сближается через вертеп.
            Иностранная свобода упоила юного Петра, она до глубины мозга, очарованьем в плоть зашла.
            Ей что противопоставить, и кто и чем бы смог?! Если что из России встанет – то напоминает смог. Где темные поместья и черная земля, соседствуя с нищетою, живут, собой гордясь.
            Прежде чем прорубить окно в Европу, Европа прорубила мрачный плен в сердце взрослеющего Петра.
            Касательно пробелов научных знаний у грубоватого царя Петра, то возмещал таковые советник Феофан, который перед тем много где побывал и во многое что погружался.
            Изведывав западную жизнь изнутри, Феофан Прокопович мудростью с царем Петром делился, заняв место идеолога уже опытного императора Петра.
            В разные периоды истории России дураков не стояло у руля, не было и бездарей в дворцовом окружении. Но имелась очередность социальных условий, в которой поступками изменялась последовательность.
            Событийная череда нагружала среду проживания, а практичный вклад индивидов добавлял результат или стремился имеющиеся последствия исправить. Но в любом случае руководство исходило из полноты имеющихся знаний и объема представлений.
            Каждый этап существования считался наивысшим, и потому решения принимались с учётом добытого за всё время багажа.
            Лестница воспринимается ступенчатым подъемом только при обороте сверху вниз. Ибо продвинувшись наверх, становится заметным проигрыш оставшихся за спиной ступеней.
             Каждая наверх ступень и взятый в преодолении этап – ощущается максимальным! В борьбе за новое осваиваемый уровень довлеет как финал. И лишь уйдя вперёд, продвинувшись в прогрессе или жизненном процессе, удается различить оставленный уступ.
            В результате мы имеем закономерности итог, чтобы больше не ссорить между собою Запад и Восток. Отныне могут помириться патриотичный север и либеральный юг, когда оставлен в прошлом не один качельный полукруг.
            Чтобы у очередного порога не остаться, нам следует начать объединяться, а выбранный в прошлом формат монархий, демократий, министерств весьма далёк от области, в которой ждёт успех.
            Чтобы вопреки былых стремлений запустился процесс всесторонних изменений, а изобретения каторжных веков остались в качестве изучаемого наследия стариков. Но синтезированные знания нового образца придвинут к уразумению замысла Творца.
            И тогда в основу ляжет физический процесс, чтобы организовать структуру общества подобно динамике небес.
             
           



            


Поделиться: