Выход трансляция идейного проекта Вход

47 Порция L


            Принимая бразды правления Империей из рук внезапно скончавшегося Александра III, Николай Александрович был полон решимости продолжить отцовскую линию. Однако действия Александра Миротворца, которые современные историки могут расценивать в качестве стабилизационных и правильных, уже к началу XX века воспринимались в качестве реакционных, контрреформаторских и, соответственно, неправильных. 

            Волнообразная динамика дала о себе знать и после либеральных мер Александра Освободителя, сменившихся консервативной позицией Александра Миротворца, вновь наступила очередь послаблений. Ко времени царствования Николая II общественное сознание вновь охватывалось ожиданием перемен.
            К новизне, к новому, к следующему этапу развития стремились развивающиеся умы, а возмужавшие тела не удовлетворялись событиями в рамках ограждения всего национального и монархического. Ведь пока Александр Миротворец тушил внешнеполитические пожары, внутри собственных народных слоев подоспела новая волна революционеров.
            Выросли студенческие плоды реформ образования и университетских свобод, подоспели люди пламенной веры, пока доминирующая вера следила за соблюдением обрядов.
            Особо замешанный плод просвещения спускался по образовательной лестнице. Едкий суррогат просвещения проникал в народные слои через сеть возводимых гимназий и церковно-приходских школ.
            Расширяемый кругозор всё более не уживался с обязательной рутиной.
            Общество постепенно наполнялось активистами, шёл процесс, который не мог локализоваться в какой-то одной из социальных групп, но распространялся по слоям, классам, профессиональным когортам. Политическая позиция появлялась не только у мирян, но также становилась непременным атрибутом мировоззрения духовенства.
            Чтобы спокойно воспринимать минувший факт, необходимо учитывать сложный путь взаимодействия церкви и центральной власти. Потому что либеральные реформы Екатерины или масштабные преобразования Петра для Русской Православной Церкви оборачивались ограничением в правах, закрытием монастырей, секуляризацией земель.
            С начала XVIII века духовные вопросы государства решались Святейшим Синодом как органом с верховенством светской власти. Ибо император назначал членов Синода, распоряжения императора были обязательны для Синода и представитель императора в Синоде (оберпрокурор) определял главенство в церковном управлении.
            Длящийся синодальный период церковно-государственного управления не мог не накопить противоречий. И когда государство, наконец, повернулось к церковным делам дружелюбной стороной, назначив оберпрокурором К.П. Победоносцева, то произошёл зримый расцвет.
            Период царствования Александра III – это золотое десятилетие для Русской Православной Церкви! Никогда прежде церковь не получала столько продуктивной поддержки, оказываемой со стороны официальных лиц и простого населения.
            Российская Империя испытывала экономический подъем, следствием чего явилось ежегодное открытие до 250 храмов, и до 10 монастырей. В пересчете на весь срок правления Александра Миротворца получалось, что каждый день социальная среда обретала либо приход, либо храм, либо монастырь!
            И разумеется, что застройка духовного назначения не оставалась пустой, но помимо необходимого убранства и пожертвований обязательно прибавлялся и клир. Множилось число монастырской братии, умножалось и почетное духовенство, где за штатом эпископов с вотчинами ожидал штат эпископов запасных (викарных).
            Благополучные годы сказались на церковной организации в том же ключе, как и на любой другой светской администрации. Если политика разукрупнения губерний приводила к росту аристократического числа, то нарезанные в империи 64 епархии обернулись появления иерархии архиереев.
            Помимо сословного, генеральского, буржуазного классов образовался управленческий религиозный класс, со своими внутренними связями и со своей глубинной игрой.
            И когда сменилось правящее лицо монарха, а качнувшийся маятник переменил консервативную сторону на либеральные ожидания, то увлеклись новыми веяниями все образованные люди.
            Люди, прежде всего, обладающие социальным статусом!
            Ибо статус оправдывал вмешательство в дела верховной власти. Ибо статус позволял хвататься выше, чем имелось ранее.
            Ибо появившаяся политическая позиция - что это, как не скрытая претензия на власть?
            Болезнь воспаленных душ транслировалась в обществе, и передовые слои светского населения заражались требованиями самоуправления. Также набравшие социальный вес епископы стремились освободиться от государственного надзора, желая получить возможность самоуправления.
            Так количественный рост выпускников гимназий и семинарий не сказался на качественном росте верноподданных чувств. Потому что сформировавшаяся система учила требовать, но теряла умение воспитывать способности Отечеству служить. 


Поделиться: