Выход трансляция идейного проекта Вход

44 Порция L


            Какая тактика будет являться предпочтительней - оставить без внимания исполнительную и законодательную ветви власти или же, напротив, возложить на власть неусыпный контроль? Какой вид поведения предложить обывателю: прошлый, ремесленный, или же сложившийся, политически-активный?

            Оба варианта испробованы на историческом пути. Оба вида отношения населения к власти могут быть пересмотрены под другим углом зрения.
            Итак, что если общественному вниманию оставить в покое кабинет министров? Что если населению РФ перестать интересоваться работой государственного правительства, но целиком переключиться, так сказать, на качественное выполнение своих профессиональных обязанностей?
            То ничего не произойдёт.
            Сразу.
            Но перенятая российским населением от собственного же правительства позиция стабильности заведет всех вместе в стагнацию. Распространяющаяся стабильность проявит своё обманчивое содержание и потому на деле скажется торможением, замедлением, ветшанием и захламлением.
            Задержать и уберечь имеющееся в наличии окажется невозможно – рассыплется то, что есть.
            Стабилизационный фонд существует потому, что в него вливают, но при остановке доливающего процесса он стремительно проявит реакцию песка, утекающего сквозь пальцы.
            Стабильность иллюзорна по своей природе!
            На вещественном уровне её нет, ибо существует только разница между динамическими состояниями.
            Пока человек учится, развивается и поднимается по карьерной лестнице, то его жизнь насыщенна. Она полна перемен!
            Однако доведя человека до министерского кресла, его оптимистический механизм дает сбой. Сознание индивида диссоциируется с мотивацией, когда не ощущает прежнего эмоционального отклика.
            Ситуация не будет столь однозначна в региональном случае, поскольку муниципальный или областной уровень воочию наблюдает над собой следующую ступень.
            Региональный управленец видит, куда ему можно расти. Оттого запитанная от надежды мотивация оказывается способной где-то сглаживать противоречия, и, минуя препятствия, не успокаивается динамичный разбег.
            Но индивидуальная ситуация критически усугубляется всякий раз при достижении федерального уровня. Высшие министерские посты карьерной лестнице места далее не оставляют.
            Всё, куда стремиться?!
            Остается только залечь.
            Всякое изменение положения тела на вершине обозначается через падение! Всякие риски, реформаторство, ответственные инициативы уносят с вершины, словно оступившаяся нога.
            Последовательность восхождения к управленческой вершине оставляет немного пространства для амплитуды движений. Ведь важно не задеть, не сломать, не навредить обратной связи.
            - Что я буду делать после?! Кому я буду нужен, когда уйду?!
            В результате министр оказывается чрезвычайно зажат. Он напряженно ищет в компетенциях место для реализации допустимых инициатив.
            Изменяются правила и сроки подачи, изменяется порядок отчетности или формат бланков. Изменяются табели или целиком бухгалтерский учёт. В общем, изменяется то, что не имеет сопротивления, а именно – бумага!
            Недостаток ощутимой динамики компенсируется документооборотом! Министерства тонут в канцелярской суете.
            Такова генерация бюрократии.
            К слову сказать, генерация бюрократии впервые поддалась описанию.
            Следом за бумагой и бюрократической деятельностью остается узкая полоска приложения способностей. Ибо наименования в печати скоро соприкасаются с описательной частью жизнеустройства.
            Начинается череда переименований ведомств и министерств, периодически сменяются юрисдикции, субординации и обязательства, прокатывается вал переодеваний и перешива форм. Погоны переезжают с плеч на грудь и вновь возвращаются на обжитые места.
            Ещё можно время летнее на зимнее туда-сюда переводить, допустимые промили запретить или разрешить, тело Ленина из Мавзолея выносить или не выносить.
            Стоп. Увлеклись. Подобные решения грозят шквалом возмущения, и потому спокойней возобновить трепетное сидение. Чуткость к последствиям должна возобладать над побуждаемым динамичным стремлением, иначе получится, как со здравоохранением.
            Когда министерство возглавил экономист и запустил масштабную аналитическую работу, то, первым приходя и последним уходя домой с работы, министр высчитал, он наконец-то заключил, что поликлиническую помощь он в таблицах сократил!
            Ну что ж, сокращать – не строить! Давайте часть поликлиник мы закроем, а оставшиеся части – укрупним.
            Оптимизация лечебного состава обернулась едва ли не облавой, где число незанятых и опустевших ставок не позволяло сформировать работоспособную бригаду. И медицинские кадры вообще перестали во что-нибудь вникать, когда среднекилометровую очередь к кабинету не успевали уменьшать.
            Спасаясь от людского гнева, министр вырвался из плена. Однако засланный на Украину новообразованный посол далеко от людского гнева всё же не ушёл.
            Примеры неудавшихся экспериментов обездвиживают инициативу властных мест. Остатки мотивации министров на любую существенную деятельность исчезают, чтобы самого министра не утянуло в забвение.
            - Держаться на месте! И готовить подушку под отход.
            Однако сложившаяся закономерность исполнительных постов имеет исключение. Ибо два профильных министерства оказываются способными динамическую активность сохранить.
            Во-первых, это министерство иностранных дел, в котором с мотивацией и целью всё в порядке. В том смысле, что государственная структура создавалась для решения второстепенных, внешнеполитических задач, которые, собственно, и разрешает.
            Дипломатический корпус обучался для работы во внешней суете, где вовлеченным в иностранные дела и пребывает. Где жизнь перебирает заявления, опровержения, сообщения о намерениях. Где обязательным является анализ реакции на каждый вербальный контакт, и потому профессиональная деятельность проходит продуктивно, а результатом преисполнена специализированная среда.
            Уместно заключить, что здесь – кто на кого учился, тот там и пригодился. И, персонализируя министерскую главу, отмечаем, что гармонично состоявшийся С.В. Лавров сохраняет ум и пользование опытом.
            Вторым случаем исключения из массы вынужденно замирающих министерств является министерство по ЧС.
            Сия государственная структура стоит особняком, поскольку не имела до себя предшественников. Советская система не содержала государственного органа, предназначенного для ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций.      Аппаратный узел завязывался в строительном, экономическом, партийном и армейском ведомствах, тогда как место будущему министерству МЧС оставалось вакантным.
            МЧС зародилось на свободном направлении бюрократического дерева, оно пошло в рост вне связи с существующим клубком. Более того, время создания нового ведомства пришлось на годы передела, разрухи и смены ориентиров. Отчего сотрудникам, сориентированным на конкретную работу, мотивационно приходилось лучше всего.
            Когда цели и задачи выбраны – это хорошо. Когда цели и задачи направлены ещё и на помощь людям – сие есть высший пилотаж, столь щедрый на жизненные дары.
            От рядового до руководящего звена ведомственную принадлежность не покидает смысл, который подкрепляется волной удовлетворения. Даже кабинетное расположение не успевает внести существенную разницу при наличии непосредственного контакта.
            Государственная структура сохраняет работоспособность потому, что сотрудники МЧС развиваются в связи с приложением рук. Министр поднимается потому, что работа его объективна и результат уходящего дня возвышает день приходящий.
            Персонализируя министерскую главу, констатируем, что С.К. Шойгу оказался нисколько не приторможен высшим министерским постом, но обстоятельства деятельности способствовали развитию личности, равно как и личные способности успешно проталкивали развитие организации.
            Человек создает структуру, и людская структура влияет на человека обратной связью. Динамические характеристики разогнались и смогли увлечь за собою даже такую рутину, как министерство обороны.
            Ведь то, что при дальнем рассмотрении кажется простым, при ближайшем рассмотрении оказывается концентрированным пространством. Где внешне пустые коридоры наполнены особо токсичной средой, в которой у стен появляются уши и открываются паранормальные умения определения речей издалека.
            Перспективный вывод будущей тактики водружается на прикладном направлении. Ибо окружающая среда оказывает определяющее значение на созревающего человека!
            Победоносный или проигрышный результат воздействия не перестает сказываться на среде.
            Мужество нужно, чтобы победить этот вязкий мир. 


Поделиться: