Выход трансляция идейного проекта Вход

36 Порция L


            Любая информация может трактоваться по-разному, и чем больше исходный объем, тем больше шансов развернуть смысл в желанную сторону. 

            Ситуация усугубляется, следуя по моде времени, ибо слушать невыгодно, но монетизировать удается каналы вещания. Чтобы сенсация, наглость или просто откровенная фальшь отражались популярностью и приносили в жизнь благотворные перемены.
            Накрученный предрасполагающими условиями информационный ком еще более раздувается, встретив желание карать и наказывать. Чтобы давление злобы завязывало в узел события, которые в мирном расположении духа несопоставимы между собой.
            Боль об утрате советской страны заставляет патриотических лидеров сыпать агрессией, упуская из вида, что никому из таких же лидеров советской страны, в прежнем виде СССР уже был не нужен.
            К 1991 году общественная власть переродилась и могла только оберегать свой покой. В то время как рядовые граждане устали ждать улучшения условий проживания.
            Куда ни кинь – отставание, везде нищета.
            За что ни возьмись – прозябание, и где лепота?!
            Растеряны, измучены, надорваны.
            Существует мнение, что в период правления Л.И. Брежнева никакого застоя не было. Мол, сам термин «застой» удачно введен М.С. Горбачевым, чтобы оттолкнуться от упадка предшественника.
            Соответственно, аргументация подбирается исходя из поставленной задачи, ибо при сравнении показателей валового национального продукта эпохи «застоя» с периодом правления Н.С. Хрущева – имеем прирост. Если же сравнивать «застойные» цифры с рубежом перестройки, то значения получаются ещё более впечатляющие.
            И количество возводимого в квадратных метрах жилья, и уровень здравоохранения, измеряемый в продолжительности жизни советских граждан - всё будет отменно прельщать. Но если был только расцвет и разбег, то куда он стремительно делся?!
            Встав у руля, М.С. Горбачев не обратился к народу с призывом «Продолжим!», но, оглашая необходимость перемен, новый генеральный секретарь точно отразил народное чаяние.
            Перестройка появилась не в качестве первых вестников гражданского ожидания, но она огласилась властью тогда, когда стремления народа к обновлению уже нельзя было скрыть.
            Общительный, улыбчивый Михаил Сергеевич получил от советского общества безграничный кредит доверия. Его стремления к ускорению научно-технического прогресса, его желания к экономическим изменениям нашли живой отклик в невостребованном бюрократией народе.
            М.С. Горбачёв спустился с высокой трибуны и безбоязненно вошёл в отвыкшую от внимания рабочую среду. И в ответ народ полюбил свежее партийное лицо.
            Вот только плавание советского корабля оказалось иным в отличие от планирования. Ибо команда корабля неготовой подошла к испытаниям, она непродуманно проложила курс на преобразования.
            Капитан несёт ответственность за постигшую катастрофу, но не потому, что во всём виноват. И уж тем более не потому, что служил чужим интересам и стремился своё судно специально утопить.
            Не бывает капитана, который бы искал гибели своему кораблю со всем приданным личным составом. Но капитан отвечает за подбор команды, он несёт ответственность за недостаток профессионализма в экипаже, он уполномочен знать больше о начале и о продолжении курса.
            Михаил Сергеевич не обратил внимания, что он давно находился на отдельном уровне. Что палубы государственного корабля разделены по классам и вышел срок неработающим социальным лифтам.
            Руководитель советского государства не придал значения, что атмосфера его пребывания отличается от объективности, ибо окружение уже не служит интересам народных отсеков, но целиком смотрит наверх, ища, чем угодить.
            Подразделение на власть, охрану и обслугу надежно обеспечивает консервацию, тогда как динамические перестроения обеспечивать не в состоянии. Номенклатурная изоляция с перекрытым сообщением за счет отменно функционирующих структур госбезопасности напрочь отрубала обратную связь.
            В результате первые команды по кораблю отдавались в одну сторону, загадочно не превращаясь в отклик хода и руля. Распоряжения глохли, и финансирование исчезало в недрах громадной посудины.
            Потому что так сложилась система. Органы управления командирской рубки приняли такой вид за время долгого плавания предшествующего капитана – дорогого Леонида Ильича.
            До сих пор, на произнесение последовательности слов - дорогой Леонид Ильич - где-нибудь из переборок обязательно раздадутся долгие и продолжительные аплодисменты, переходящие в несмолкаемые овации в случае календарных социалистических праздников.
            Ведь плавание под командованием Л.И. Брежнева имело выраженную специфику, состоящую в преследовании одной цели – руководство стремилось замереть!
            Продлить хмельную жизнь пенсионного возраста является не самым плохим желанием. Вот только возрастная категория членов Политбюро 1905-1911 годов рождения не встречала гармонии в социальном составе страны.
            Когда советское государство стремилось вперёд, гонимое пламенными сердцами молодежи, то на мостике существовал совершенно иной ритм. Резонанса не происходило, ибо у руля не было никого.
            Штурвал зафиксировали в одном положении, машинный телеграф установили на ход - самый малый вперёд. За порядком оставили присматривать вахтенного офицера, тогда как весь командный состав не выходил из кают-компании. Где ровесники шумно проводили время под предводительством жизнелюбивого балагура и весельчака – дорогого Леонида Ильича.
            Тьфу, слетело с языка, отчего опять пошли гулять по коридорам памяти долгие продолжительные аплодисменты, на этот раз не сорвавшиеся в несмолкаемые овации.
            За 18 лет плавания корабль покинул воды предрасполагающего течения. Стартовавшие было в начале преобразования А.Н. Косыгина ужаснулись от увиденных в бинокль последствий пражской весны. И восьмая пятилетка, по праву признанная золотой, потерялась в обилии наград на груди у Л.И. Брежнева.
            Генеральному секретарю ЦК КПСС, получившему бразды правления через государственный переворот, не хотелось услышать над собой приговор об измене. Никаких перемен, отражающихся неопределенностью, пожилому человеку было не нужно. 
            Модернизация государственного управления, реформирование партийного аппарата, поиск третьего пути «социализма с человеческим лицом», могли обернуться лицом прокурора и реваншем от окружения. Многое вздрагивало в нутре у человека, выжившего при И.В. Сталине и переигравшего Н.С. Хрущева, отчего хотелось зажмуриться и произнести:
            - Упаси Бог! А ну, брат, наливай, чтоб все утонули!
            Потому ускорившийся в свою лучшую пятилетку советский корабль плавно покинул бурное течение и, теряя набранный ход, ложился в дрейф. По кораблю растекалось понимание, царившее в каютах первого класса: зачем что-либо менять, если всё хорошо?!
            Требуется лишь следить за статистикой, рисовать показатели, регулярно писать отчеты и выступать с докладами. Продолжать формировать позицию непререкаемой стабильности и отбиваться от внутренних и внешних помех.
            Радио Голос Америки и Свободной Европы глушили военные службы. Внутренний голос вне партии – это угроза стабильности всему кораблю!
            Любая критика немыслима, ибо другое мнение трактуется в признаках измены родины или, в лучшем случае, подлежит клеймлению в определении диссидент.
            Стало быть, рационализаторские предложения, направленные на обновление линейки товаров, увеличения ассортимента и повышения качества продукции подвергались игнорированию. Обратная связь производств и министерств становилась неэффективной и постепенно глохла.
            Шевеление наказуемо – вот что спускалось по партийной цепочке и доходило от члена ЦК до исполнительного комитета и далее шло в партийную организацию на каждый завод.
            Торможение, перешедшее в паралич, сковало рабочие руки страны, когда инициатива стала наказуемой!
            Улучшение, модернизация, новизна тут же встречали официальный пресс. В то время как имитация, безделье и разгильдяйство не беспокоили органы, не мешали считать премиальные и не попадали в отчет о перевыполненном плане.
            Прикрытые на всякий случай межпалубные люки со временем плотнее закрыли и заварили, дабы не беспокоить по пустякам щедрого хозяина главного на судне стола.
            Командирская рубка утратила обратную связь. Соратники дряхлели и сделать ничего не могли. Активность сохранил человек помоложе, и пост главы КГБ ему немало помог.
            Пост главы у руля Ю.В. Андропов успел перехватить у вялых коллег. Только страдающий болезнью почек руководитель остаток сил вложил не поворот застывшего штурвала, но в силовую борьбу.
             Первым делом требовалось избавиться от активного соратника и главы конкурирующего ведомства – МВД.
            Захватив власть и обезопасив тылы, как учили старшие боевые товарищи, Юрий Владимирович также не стал прикладываться к изменению направления плавания, но занялся деятельностью по специальности.
            То есть продолжил наблюдать за нижними уровнями корабля, когда отправил в трюм дешевую водку, а потому вылавливал любителей «андроповки» на площадях, в домах культуры и кинотеатрах, организовав плодотворную борьбу с тунеядством.
            Еще готовился к внедрению план «агентов влияния», но врачи вывели подозревающего руководителя партии из ходовой рубки, организовав возможность дистанционного управления из госпитального отсека корабля.
            По солидарному мнению экспертов, следующий капитан, К.У. Черненко, явился переходной фигурой от ЦК КПСС. Вот только подобное мнение исходит из критерия известного будущего и потому выстраивает продуманно логический шаг.
            В действительности же члены Политбюро выдвинули единственно возможного кандидата:
            - Иди, посиди! Хотим спокойно дожить.
            Верхушка КПСС держалась, как только могла, и когда последнего заслуженного ленинца не стало, то на верхнюю ступень быстро запрыгнула новая волна – М.С. Горбачев.
            Благо Ю.В. Андропов успел поднять по карьерной лестнице ставропольского передовика до полной закупорки межпалубных лазов. Но за время обитания в каютах второго и первого класса Михаил Сергеевич прогнозируемо забыл о трудностях крестьянского житья.
            Заняв главный пост, энергичный руководитель принялся было живо руководить кораблем, отправляя финансы на борьбу с дефицитом. Наряду с выделяемыми миллионами на создание современной индустрии пищевой промышленности не забывал и о финансировании научных разработок, щедро ухая 70-80 процентный остаток бюджета в глубины ВПК.
            Вот только размашистое поведение в ответ не давало результата. Ибо экономика, как тусклый свет внутри корабля, вспыхнула и скоро угасла.
            Если уж бюрократию и номенклатуру трогать нельзя – Гласность поможет!
            Логика сработала поверхностно, ведь раз партийный аппарат ничего не пропускает обратно наверх, то гласность и плюрализм возобновят утерянную с народом связь.
            Советский народ не сразу поверил в предоставленную возможность открыто говорить. Потребовалось три года перестройки социальных правил, чтобы «Взгляд», «Огонёк», «Московский комсомолец», «600 секунд», «Гдлян и Иванов» взорвали накипевший народ.
            Вместо трудоемкого исправления жизни внутри корабля каждый товарищ нашёл легкий клапан на сброс толкающего пара.
            


Поделиться: