Выход трансляция идейного проекта Вход

37 Порция L


            Естественное движение материи может быть отражено синусоидой, в которой существование имеет непрямолинейную направленность, но проходит этапы развития, достижения максимума и спада. 

            Разницу по объектам рассмотрения вносит продолжительность, длина всего периода, хронометраж синусоиды, ибо любое материальное производное будет развиваться, а затем угасать. Начиная от звезды и до вещественной горы, астрономы и геологи способны воспринимать не только непосредственный контакт, но они же могут просматривать и прошлые периоды.
            Минералогия и биология изучают предмет, но также способны соотносить свойства от момента восприятия до глубины предшествующего пути. Ведь важен путь от начала до конца.
            Социология не относится к теологической сфере, и неправомочно было бы экстраполировать предмет рассмотрения на понятие вечности. Тогда как и настоящий момент наблюдения вряд ли может отобразить социальную динамику верно.
            Именно динамику гражданских обществ, представленную развитием, достижением расцвета и последующим спадом пытался популяризировать Л.Н. Гумилёв. И труды известного учёного успели внедрить представления о периодичности существования этнических групп, но добавили к цикличности и предрешенность.
            Хотя человеческий организм далеко не просто материя!
            Когда строение вещества преподносит познанию немало сюрпризов, то что скрывает таинственная человеческая глубина?! Особенно в ситуации, когда сам человек остается непознанным и большей частью недоразвитым.
            Стало быть, не стоит замыкать внимание на чрезмерном значении внешних факторов. Ибо при всем влиянии открытых условий внешней среды или ещё недоказанных излучений ландшафта этнос всё равно развивается изнутри!
            Касательно обществ людей, укрепляющий и питающий корень становления не закреплен в объектах почвы, но его волокна произрастают от мыслей к сердцам. Чтобы проникновение мыслей в сердечную глубину обозначало привязанность, переходящую в степень родства, генез начинается с хрупких побегов договоренности.
            Социальное состояние есть живой, а стало быть, динамический процесс. В нём не прекращаются созидательные или деструктивные явления, отчего основополагающая корневая система крепнет или поддается увяданию сугубо индивидуально.
            Что в личном преломлении, что в масштабах социальных масс идет процесс наполнения среды обитания сердечным содержанием. И уже наполненная общественная среда влияет на подрастающее поколение через контакт.
            Теории, рассуждения и даже громкие лозунги остаются висеть на плакатах вдоль стен, тогда как значение приобретают поведение, действия, жизнь.
            Во времена молодой Руси проживающие там славянские племена приходились друг другу чужими. При конфликтном наборе племен никакой Руси фактически не было.
            Не имелось в наличии государства, страны, единого княжества, ибо не существовало терпимых друг другу людей.
            Древняя Русь обитает в аналитических трудах и исторических очерках, но в действительности территория занималась группами склонных к борьбе индивидуальностей, установленные традиции которых принуждали враждовать между собой различные людские составы.
            От жестоких условий среды выживания закреплялись договоренности в преимущественном качестве. От жестких нравов разрозненных этносов стимулировалось людское объединение в качестве приоритета.
            Руководители, правители, дружины учились работать сообща. Люди привыкали терпеть отличия ради цели.
            Логика, рассуждения, здравый разум оказывались эффективней рефлексов. У слова получалось управлять желанием мышц.
            Новоначальная Русь – это бесконечные походы племён. Завоевания Олега, Игоря, Святослава обуславливались единственно возможным путём общественного развития, при котором дружина должна воевать, чтобы не разбредаться.
            Воюющая дружина должна побеждать, чтобы завоевания позволяли укрупняться. Ведь добыча вносит в динамику средства, территории, новых людей.
             Силовой вариант развития был адекватен законам древнего времени. Он в буквально смысле приходился на злобу дня.
            Объединяющий в себе поход выступал эффективным средством преодоления разногласий, он развивал необходимые качества поведения, чтобы любой одинокий этнос не в силах был устоять.
            Управляемый алчными позывами поход выступал отработанным средством цивилизации, он оказался способным снизить градус внутренних противоречий.
Наступательный поход, пускай даже облекаемый в крестоносные признаки, всё равно решал собственные проблемы за чужой счёт.
            Однако фундаментальный закон сохранения энергии, элементарно трактующий возникающую прибавку через стороннее убавление, одинаково хорошо ложится и на социальные движения. Ибо повышая качество нападения, компенсированно теряется качество в обороне. 
            Дополнительные силы в захвате, в обогащающем походе и в преодолении отражаются недостатком сил в защите, стойкости, заслоне.
            Развитие славянских народностей через набеги на Царьград и через насильственное подчинение одной власти кардинальным образом преломилось, когда пришла орда. Мужественное сопротивление славянских городов оказалось неспособным превозмочь пришедшую лавину из Азии.
            Города и князья оборонялись в одиночестве потому, что имевшиеся договоренности отпали и перестали быть значимыми, обнажив тем самым состояние сердец. Ведь соперничество Твери, Новгорода, Рязани и Москвы говорит больше о наличии вражды, нежели о взаимной симпатии или гипотетической любви.
            Славянские народности в прямом смысле пускали между собою кровь, они грабили и убивали единокровных лиц, но таковыми оказались социальные правила и именно так давили нормы общественного жития.
            Личный вред или оскорбления, нанесенные роду, должны были быть непременно отомщены. Через «кровь за кровь» и «око за око» понимался симбиоз традиций и законов веры.
            Социальные условия определяют воспитание качеств характера, где поощряема физическая сила, вполне приемлема хитрость и весьма востребована ложь. Коварство, как и бесстрашие, умение думать, как и умение беспощадно рубить, есть качества полезные в бою, и они есть умения, отработанные во время похода. Тогда как защита подразумевает гибель не только в строю.
            Оборона крепнет, она приобретает значение непреодолимости вместе с числом добровольных жертв. И поступок самопожертвования не относится к спонтанным качествам характера, но проявляет созревшую в сердечной глубине народную связь.

 


Поделиться: