трансляция идейного проекта Вход

33 Порция D


            Сомнения препятствуют началу движения, и на первый взгляд сущие мелочи удерживают за собой существенный результат.

            Какова разница между пешеходом и водителем транспортного средства? Не ставится вопрос - хуже или лучше обсуждаемая персоналия, но акцентируется момент появления качественно другого состояния. Ибо число автолюбителей и стремление выучиться на право вождения говорит о популярности процесса.
            Процесса перемещения в пространстве, предполагающего большую скорость. Информация, события и ощущения для ускорившихся лиц возникают совершенно иные, нежели для людей, так и не рискнувших повозке изменить.
            Техническое новшество переменило социальный уклад, который прежде именовался привычным, но ныне оценивается в замедленном качестве. Модернизация городов и оптимизация гражданской среды не прошла всеобъемлюще и максимально эффективно, но и произошедшие перемены нуждались в переобучении.
            Люди овладели управлением на скорости через затрату сил. Они приобрели новый навык, несмотря на трудности и неудачи. Обретенное состояние обосновалось на месте исчезнувших сомнений.
            Фоновый шум, выражающийся несмолкаемым гудением вопросов: «зачем, почему, не смогу и не надо», постепенно умолк. Индивидуальные сомнения сходили на нет пропорционально количеству трудозатрат, вложенных в продвижение к цели.
            Люди шли, они осуществляли конкретные действия на пути получения дополнительных способностей. Человек осознавал, что добытое умение сделает его другим, и это другое наделяется лучшими признаками.
            Начинающего водителя от водителя профессионального уровня отличает четкость. Ибо профессионал подготовлен ответственностью, его опыт обращается ко времени шире, чем здесь и сейчас.
            Профессионализм управления транспортным средством подразумевает действие в панораме последствий, он осуществляется по механизму - что будет после.
            Настоящее находится с будущим «накоротке». Динамика перемен не оставляет места сомнениям, но мышление согласуется с физическим действием когда мысль руководит мышцей подобно рефлексу.
            Возросшая скорость реакцией не оставляет места рассуждениям, и всё, что было полу- или почти - должно будет остаться стоять. Таков взгляд уже воздушного аса.
            Ведь с дальнейшим разгоном рефлекторная дуга ещё более укорачивается. Автоматизм поведения отворачивает гашетку ещё до мыслительного процесса, где картина стремительно разворачивающегося события переходит в действие мгновенно.
            Зажатому последствиями воздушному асу раздумья не просто мешают, но становятся смертельно опасны. Его отточенная годами подготовка как раз и разогнала сложный человеческий организм к жизни на грани «да или нет».
            Посредников нет, скорость освоенной среды слила пилота и самолет в единое целое. Ибо возможности самолета – это уже человеческие возможности, а мастер-пилот знает своего стремительного друга до последней заклепки.
            Нет равных людям, освоившим небесную стезю. Непрекращающийся груз ответственности заставляет людей вкладывать и вкладывать силы, а удержание рубежей означает - потеть в напряжении.
            Тонус не дает пилоту расслабиться, а предельный угол атаки не позволяет в привычках черстветь.
            Пилот возвращается на землю, он переодевается в штатское и перемещается пешком в разноликой толпе. Он не выделяется крыльями, нет кобуры на бедре у него. Но стоит услышать винт небесного странника, как блеснет слеза у него одного.
            Бытовые заботы важны, они, безусловно, являются нужными. Но только тяжесть экономических проблем есть категория относительная.
            Чем ближе к поверхности, тем вес экономического бремени становится всё тяжелее. И если продолжить движение вниз, то перегруз раздавливает подвластную плоть.
            Тогда как если стремиться наверх, то легче становится как-то. Финансовые заботы, работы, рутина довлеют поменьше и уже не обнажают свой губительный вес.
            Область воздушная, область небесная окрыляет человека, чтобы он непременно воскрес.
            Знаменательность времени такова, что развитие цивилизации проходит смену ориентиров. В своём генезе человечество вступает в необозначенную ранее область, и потому странности, особенности и загадки могут сбить или наделить верными качествами, спустя этап прохождения.
            Достойный пример происходящим переменам можно позаимствовать из опыта освоения космических пространств. Ибо выйдя за пределы силы земного тяготения, человек утратил вес.
            Возникло совершенно иное состояние невесомости, которое настолько специфично, насколько и вряд ли поддается описанию. Тем не менее, невесомость присутствует объективно и заставляет учитывать своё наличие.
            В закладываемом примером смысле выход на космические рубежи характеризовался не только потерей весовых признаков у тел, но также утратилось одно измерение.
            В космосе нет верха и низа, но жизнь проходит в иных координатах, где значимо становится положение дальше и ближе, а также направление вправо и влево.
            Итак, космонавт, астронавт, человек, оказавшийся вне привычных сил, успешно пользуется категориями вперед и назад, он применяет ориентир вправо и влево, но необходимость верха и низа для него уже отпала. Таковы не желания плоти или проявления воспаленного разума, но таково однозначное повеление среды, в которой обустраивается человек.
            Традициям и привычкам в новом пространстве нет места, ибо освоение космической области требует переобучения, где индивидуальность сближается программой, а разброс вероятных действий ограничивается допуском. 
            Далеко не всё земное поведение найдет для себя возможность в космосе. Вместе с тем для лиц, рожденных и выросших на разогнавшемся борту, необходимость в земных препятствиях – отпадёт. 


Поделиться: