Выход трансляция идейного проекта Вход

33 Порция L


            При каких условиях материал самостоятельно приобретет форму прибора - гироскопа? Сколько времени потребуется ждать, чтобы железная руда вышла из залегающей в земле породы, самостоятельно выделилась в слиток, обожглась, обогатилась?

            Каким способом должна повлиять эволюция на подготовляющий сам себя кусок железа, чтобы запустился дальнейший процесс преобразования? Чтобы неорганический материал вдруг проявил мыслительные качества, и, приняв форму трех колец, взаимно их скрепил?
            Не банально окислил и покрыл намечающуюся конструкцию ржавчиной, но распределил кольца в трех взаимных плоскостях и деликатно завесил вращение на шарнирном механизме?
            Располагает ли внешняя среда факторами, способными со временем создать прибор, функционально помогающий человеку правильно сориентироваться в окружающем пространстве?
            Да или нет - ставится вопрос, который требует однозначного ответа.
            Нет. Потребуется произнести ответ – нет.
            Ибо природа не в состоянии создать гироскоп из железной пыли. Она не сделает этого никогда без вклада человека.
            Теперь увеличим масштаб рассмотрения с помощью линз и посмотрим на само человеческое тело. Что позволяет человеческому организму сохранять вертикальное положение, при необходимости ложиться и садиться, правильно двигаться или кувыркаться?
            Имеется такой аппарат во внутреннем ухе, который залегает глубже известных слуховых косточек: молоточка, наковальни и стремечка. Там, в глубине височной кости, находится удивительная улитка.
            Один конец высокоспециализированного аппарата спиралевидно закручен, в нём происходит таинство анализа слуховой волны. Но другой конец улитки представлен тремя полукружными каналами, располагающимися в трёх взаимно перпендикулярных плоскостях.
            Вот он, чудо-инструмент! Биоорганический гироскоп, вмонтированный в вещество кости, дабы человек не нарушил его хрупкую работоспособность, бегая и прыгая в большом мире. Ведь улитковый аппарат настолько высокотехнологичен, настолько сложен и настолько умудрён, что всё человечество до сих пор не знает, как именно работает прибор.
            Кафедры, факультеты и целые НИИ вместе с библиотеками, телескопами и электронными микроскопами не знают - как! Не ведают, не понимают и уж тем более не могут воссоздать.
            Микроскопические клетки, волоски, мембраны, циркулирующие жидкости и замкнутость пространств завесили в чулан прикладной аспект лет сто тому назад. Инструментальный паралич дополнен теоретическим молчанием, ибо с гипотезами восприятия и трансформацией сигналов всё тот же архаичный паралич.
            Улитка совершенна в мелочах! Она уходит быстродействием и оптимизацией функционального процесса далеко за грани санти-, микро-, нано-технических возможностей.
            Не то что воссоздать и откопировать феноменальный инструмент, но даже заменить протезом -и тех возможностей у человечества поныне нет.
            Как монотонный звук отличается от законченного музыкального произведения, так произведение тончайших искусств, сотканное из живоносных колебаний, остается недосягаемым для металлических станков. И если природа не имеет рукотворных факторов для создания железного гироскопа, то откуда у неё мог взяться другой потенциал?
            Как смогла неодухотворенная природа сотворить из плоти то, подобие чего железо – доказано - не может составлять?!
            Самопроизвольная динамика направлена всегда вниз! Но вверх, градация, прогресс – сие есть преодолеваемый процесс.
            Очевидность факта и наглядный в простоте пример скрывается не в сути, но в противоречивой системе мер. Ибо признать единственно возможный ответ – нет - означает различить собственный портрет.
            Если неорганическая природа не могла сделать материальный инструмент, то органический шаг она тем более исполнить не в состоянии. Нужен дополнительный вклад сил.
            Даже положив на чаши весов только органические создания, всё равно очевидна необходимость участия. Потому как между первой нервной клеткой (стрекательной клеткой) и совершенным органом восприятия – улиткой располагается непреодолимая пропасть.
            Чтобы заполнить логический пробел, человек прибегает к понятию эволюции.
            Однако эволюция отражает момент адаптации к условиям среды. Эволюция – это изменчивость, настройка имеющегося признака за счет дисбаланса свойств.
            Генная мутация вносит некоторые изменения в признак, а естественный отбор позволяет признаку добиться преимущества в группе особей, по популяции, внутри одного вида.
            Но шаг наверх по прогрессивной лестнице изменчивость не может обеспечить. Не в состоянии рожденное преимущество перескочить рода, перешагнуть семейства, возглавить царства.
            Эволюция умеет отточить клюв, заострить клюв, изогнуть клюв, чтобы добыть больше или лучше питания. Тогда как эволюция не может сделать из копыт – руки, из лап - крылья, а из хвоста – плавник.
            Эволюция раздулась до глобальной значимости, хотя сама присутствует чуть-чуть. Она мелкая, локальная и чаще невзрачная, но любит раздуваться и требовать себе чести.
            За звучным эволюционным понятием скрывается искривляющийся генез. Потому за неимением сил основательно опереться эволюция выходит на сцену только с вуалью.
            Миллионы лет эволюции – вот то театрализованное действие, на котором зрительный зал ощущает настоящий эффект. Миллионы лет – вот та расшитая догадками вуаль, без которой аудитория давно бы перестала всерьез воспринимать надоевший спектакль.
            - Миллионы лет! – и поплыли гулять по замершему залу кольца выпущенного дурмана.
            О каких миллионах идёт речь, если человечество не имеет сведений о том, что такое время? Более того, если наука наделяет время качествами изменчивости, то по какой шкале отчитываются миллионы лет? По органической или неорганической, по живой или материальной?
            Если оцениваются миллионы лет вещества, то человеческая деятельность остается стоять особняком или же необходима корректировка методики. Когда радиоуглеродный способ датирования подвергся разовой калибровке от ядерных испытаний, то можно сказать о ведущем значении желания, а не принципов.
            Если миллионы лет эволюции, добытые на скорую руку из устаревших представлений о веществе, экстраполируются на органическую природу, то адекватно ли подобное действие?!
            Куда относятся случаи различного восприятия временного отрезка, на которых явными становятся скоростные отличия?
            Для человека, помещенного в неблагоприятные условия карцера, мучительное состояние объективно сказывается на течении времени. Ибо гнет подземелья не только вызывает хронометражную дезориентацию, при которой человек полностью теряется во времени и не может различить прошедший промежуток - в день или час. Но пагубные взаимоотношения с хронометражем в условиях мучения реально сказываются на органах и тканях, отчего узник стареет, седеет, умирает.
            Игнорирование прозорливых или провидящих эпизодов, при которых редкие способности раскрываются наблюдением будущих и прошлых картин, в целом подводят к корректным выводам.
            Миллионы лет отчитываются не по органической или материальной шкале, но по привычной направленности. Чтобы стабильность не подвергалась опасности, входящая информация проходит фильтрующий контроль, где укрепление прежнего состояния получает продолжение, а данные, угрожающие присутствующей стабильности, не удосуживаются получить ответ.
            Противопоставленные аргументы и доказательства противоположной стороны всегда оказываются недостаточными, если под удар попадает добытая в жизни уверенность. 


Поделиться: