Выход трансляция идейного проекта Вход

Частица 28

               

            В дурмане представлений о мировом заговоре скрывается наличие мировой вакханалии. В информационной взвеси склеиваются разрозненные действия и удерживаются беспокойные структуры от окончательного распада. 

            Воспринимаемые целостными банковские дома в реальности наполнены одушевленными диполями и только скреплены давлением корысти. Где возможность покорения объекта поглощения обеспечивает соблюдение договоров и коллегиальное участие домов.
            МВФ, ЕБРР, ЕЦБ, ФРС и даже БМР (банк международных расчетов) всего лишь организовывают частные стремления и подводят законодательную базу под эгоистичный и хищный позыв. Goldman Sachs, Lehman Brothers, UBS, Credit Suisse – такие же алчные ямы, умеющие разрывать добычу сообща или же набрасываться друг на друга, ища уязвимые места.
             У финансовой деятельности была продолжительная эволюция, и экономические метаморфозы заслуживают внимания на историческом пути. Ибо частный случай метался вокруг общего интереса, а лавка ростовщика удовлетворяла нужду толпы, когда решение государственных задач обеспечивала присутствующая казна.
            Масштаб общинного достояния позволял осуществлять долгосрочное планирование и приступать к решению стратегических задач. Аккумулированная обществом казна могла пойти на траты, ибо тактическая реализация была свободна от побуждений к возмещению затрат.
            Иное дело - частный капитал. Иное дело - скупщик, лавочник и ростовщик. Вбирая в частное нутро монеты и полудрагоценные каменья, участник общества отдалялся от социального значения.
            Всё! Он более не гражданин. Он более не верноподданный, не государственная личность, но совсем один. Утратил, скинул и роль социальную забыл как человек, который финансы к финансам лишь присовокупил.
            Взаимоотношения частного капитала в княжествах, королевствах, государствах всегда происходили по механизму личного обогащения ценой народного обнищания.
            Частник складывал, копил и обдирал, воздавая приоритет индивидуальным средствам против состояния чуждой социальной среды. При этом величина накопленных состояний не сказывалась позитивно на появлении социально значимых задач, но, скорее наоборот, разбогатевший человек руководствовался беспокойством о судьбе имеющегося сокровища.
            Властные притязания номинально прикрывались решением гуманитарных треб, тогда как фактическое состязание капитала с наследованием властных полномочий отражало адаптацию финансовых забот. Личное накопление желало и завтра богатеть, когда вступало в династический брак или открыто боролось за трон. 
            Частный капитал в своем развитии переступал невидимую грань, когда личная динамика подменяла собой общественное значение, и преувеличенная мотивация руководила поведением исходя из позиции: «что хорошо мне, то будет хорошо и всем».
            Тогда как реальность, конечно же, была другой. Ведь законы физического мира имеют жизнеопределяющее влияние и, соответственно, социальные процессы тяготеют к природным закономерностям, а не к индивидуализму.
            Олигархи Восточной Римской империи наращивали состояния и знатные атрибуты в ущерб государственным перспективам. Могущество Византии таяло, и государство переходило в стадию распада, пока динаты состязались в роскоши и количестве частных войск.
            Константинополь пал и турки не встретили достаточного отпора, когда преумноженный частный случай пренебрег величиной народного значения.
            Самих динатов не стало тут же. Их вразумление оказалось кошмаром, не подразумевающего положительного конца.
            Невыученный византийский урок не помог и российской буржуазии, когда успешные капиталистические отношения заместили собой в сословиях и промышленниках верноподданные связи.
            За время правления последнего монарха Российской империи величина частных вкладов выросла с 200 тыс. до 2 млн.рублей. К 1913 году обеспеченный золотом российский рубль представлял собой наиболее ценную мировую валюту.
            На экономическом подъеме Российская империя выходила в континентальные лидеры, но, соревнуясь по европейским нормам, не обратила внимания на состояние собственных скрепляющих корней.
            Революционное участие российского капитала сказалось на обладателях накоплений по аналогии с судьбой динатов. И забытые византийский и российский уроки отсрочили деструктивные последствия на недолгий советский срок.
            Когда партийный эшелон и красные директора приступили к освоению социалистической казны, то Союз нищал на диспропорции республиканского распределения, на непомерных расходах ВПК, на сомнительном премировании внешнеполитических друзей и бесполезном финансировании зарубежных партий.
            Союзному попечению недостало соратников, когда неуклонно возрастало число ищущих выгоды лиц, ибо каждый коммерческий интерес легко встречал удовлетворение против необходимых вложений к общей доле.
            Не минеральный ресурс поспособствовал олигархическому обогащению и отнюдь не освоенные недра даровали индивидуальный успех, но величина государственного значения позволила империалистическим или советским отпрыскам стремительно достигнуть заметного уровня.
            Это добытая трудом общественная собственность обеспечила предпринимателям реактивный старт и позволила бизнесменам ощутить торговый подпор.
            Это перераспределенное владение остается незамечаемым в аналитических оценках и традиционных взглядах. Ведь невидимая величина наследия приобретает наблюдаемую форму при трансформациях личного перехода.
            В результате частного перераспределения единое жизненное пространство скоро замещается на спорящий и сопротивляющийся друг другу социальный формат. Государственный строй России перестает существовать, поскольку мировоззрение лавочника всегда упирается в наличие конкурента.
            Русские признаки растворяются, и государство Россия теряет опору, ибо видит конкурента, вместо того, чтобы жить сообща!
            Это западный мир донёс своё существование через укрупнение частных инициатив! Это Запад шёл узкими национальными тропами в своем генезе! Это Европа развивалась через победу в религиозной войне или межнациональном конфликте, когда у своенравных феодалов получалось объединиться в крестовом походе.
            Это венецианские ростовщики выросли под крылом могучей Византии, чтобы банковская и торговая деятельность подтачивала спекуляциями и пошлинами владения Восточной империи.
            Это набирающие вес олигархические семьи обеспечивали европейские социальные процессы. Это династия Медичи из Флоренции сталкивалась интересами с испанской династией Борджия, когда продвигала кандидатов на должность Римских пап.
            Это многочисленные ветви Бурбонов прорастали по территориям Европы, распространяя дома во Франции, Сицилии, Испании. Это знатный род Габсбургов основал монаршие дома в Швейцарии, Австрии, Нидерландах, а почетные рода Лихтенштейна и Гримальди соблюли представителей до наших дней.
            Такова эволюция западного мира, коренным образом отличающегося от функционирования русского мира, ибо экономическая прерогатива является неотъемлемым фактором в развитии вариантов социума.
            И тогда учредители ФРС в лицах Ротшильдов, Рокфеллеров, Морганов, Кунов и Лебов всего лишь отражают дань времени. Они есть только очередной элемент адаптации, порой использующий мистические амплуа для достижения сиюминутных целей. 


Поделиться: