Выход трансляция идейного проекта Вход

Частица 22

               

            Глобальная экономика ассоциируется с североамериканским континентом, потому как в США располагается генератор экспансии. В государственную структуру штатов вмонтирован инициатор, осуществляющий свои планы в планетарном масштабе.
            Осталось наложить шкалу значимости, чтобы корректно расставить приоритеты, ибо сразу не ясно, что кому служит: государство – резервной системе или же ФРС служит США?
            Вербальную оболочку оставим дипломатам и редакторам ТВ программ, чтобы было чем занять эфир и заработать на хлеб. Тогда как фактическое состояние безапелляционно свидетельствует о подчиненности государственной машины финансовому управлению.
            Вся административная, политическая, промышленная, интеллектуальная и научная мощь США так или иначе, но будет употреблена при решении экономических задач.
            Более того, финансовые требы конкретных лиц добьются желаемого с помощью гуманитарного ресурса.
            Следовательно, в задачах гражданского управления такие положения как многопартийность, плюрализм, независимость СМИ и не знающая запретов личная свобода являются дестабилизирующими. И, наоборот, жесткая вертикаль власти, состояние, близкое к однопартийности в условиях информационного контроля, повышают эффективность гражданского управления.
            Потому пакет дестабилизации отправляется на сторону, а эффективные меры применяются по месту нахождения.
            Употребив шкалу значимости и временную спираль, можно убедиться, что сторона, в которую отправлялся либеральный пакет, теряла самостоятельность и подпадала под власть. Точнее сказать - безвольная сторона переходила в режим исполнения предписаний.
            Дальнейший анализ потребует смены фокуса на руководство среднестатистической европейской страны. То есть перенесемся туда, где министры добираются до работы на велосипеде, а на спокойных улицах и полупустых площадях убрано, тихо и пьяненько.
            Перенесемся туда, где население прошло пиковые нагрузки и хранит историческую память в архивах, но ныне плавно угасает и неторопливо доживает свой век.
            Поведение старой особи в природе хорошо изучено зоологами, откуда и можно почерпнуть единственно возможные психологические черты.
            В условиях естественного отбора не существует понятий дружбы и преданности до гробовой доски. Слабости в животном мире не прощают, но съедают или оставляют, чтобы последовать за вожаком другим.
            Потому выражение «страны бывшего социалистического лагеря или совета экономической взаимопомощи» не обладает объективным содержанием. Политические утверждения произносятся у нас и только потому кажутся влияющими на состояние дел, хотя симпатии социалистического лагеря давно сданы в утиль.
            Улыбки и дипломатические реверансы отражают проявление игры на выживание в среде ослабевающих персон. Тогда как глубинное содержание европейских рыб одно, ибо они дружно заняли место в подбрюшье американской акулы.
            Даже такой заметный представитель фауны как ФРГ лишь имитирует неопределенность поведения, когда надевает русифицированный камуфляж а-ля Ангела Меркель. Хотя в действительности отклонения от заданного курса ставит на место взмах акульего финансового плавника.
            Аллегория производит впечатление от наглядности картины, но настоящее искусство отличается деталировкой. Стремление к совершенству заставляет изменять, переписывать, прорисовывать лица.
            Страны ЕС не рыбы, но желающие жизни люди. Люди, удерживающиеся в прирожденных или приобретенных рамках с тем, чтобы расположить в безопасности свой завтрашний день.
            Безопасность среднего заработка обитает где-то в понятийных пределах: сбережение, депозит, квартал, город. Безопасность следующего финансового уровня не залазит в меньшую систему мер, но миллионы просто так не спрячешь и даже потратить без последствий их нельзя.
            Миллионы должны работать в тени.
            Точнее сказать, обладатель финансового состояния должен оставаться на плаву, чтобы преумножить свои сбережения. Потому как сохранение фактически означает рабочую динамику, а сохранение в значении неподвижности означает уже потерю.
            Между финансовым состоянием и его обладателем формируется тесная, подчиненная связь. В предметном выражении имеют место не два раздельных объекта – человек и большие деньги, но в функциональном выражении присутствует один диполь.
            Диполь, всячески стремящийся избежать неподвижности, но успокаивающийся и обретающий позитивную окраску дня, когда пребывает в потоке. Диполю нужно дело, ход, события.
            Диполь чувствителен к динамике, потому что одна сторона у него человеческая. Диполь легче поддается контролю, потому что задает направление финансово заряженный конец.
            В социальной массе диполи выделяются, ранжируются, группируются. Поначалу диполь сохраняет национальные или культурологические черты, но финансовое влияние приводит к постепенной утрате врожденных свойств.
            Накладывающийся на социальную динамику жизненный ход вещей закрепляет в диполе финансовый диктат.
            Итак, для диполя перепаханная либеральным плугом страна спокойствия не добавляет. Миграция беженцев, террористические угрозы, снижение боеспособности национальных вооруженных сил стирают остатки государственной принадлежности и заставляют искать силовое заступничество.
            Генератор экономической экспансии располагается в США, он и объясняет сложившийся тотальный прогиб в задаваемом курсе. Хотя в отдаленной перспективе прогнозы не порадуют позитивом диполи.
            Ведь государство США также не являет собой людской монолит. В его структуре содержатся более мощные диполи, где величина частной структуры ФРС объясняет появление доминаторов.
            Именно доминаторы готовили к рассылке либеральный пакет, когда вначале отработали его на населении США. Экспериментальным полем побывали обычные американцы, на которых отработались меры дестабилизирующей политики.
            Доминаторы не имеют национальной и территориальной привязки, потому что они являются также диполями, только с чудовищно перегруженным финансовым концом.
            Финансовым полюсом доминаторы формируют направленность действий, осуществляемых в формате продолжающегося обогащения, которое не должно прекращаться.
            Достигая гегемонии и подключая разрозненное человечество в глобальную экономическую сеть, доминаторы не останутся без цели.
           
           
           
           
           



Поделиться: