трансляция идейного проекта Вход

Частица 21

               

            Состояние неестественного возбуждения приняло в цивилизации нормализованные формы. Оно очаровало беспечного человека и лишило возможности пройти мимо.
            Смакование чувства, замешанного на предвкушении, буквально пьянит. Упоительный трепет, азарт и мурашки по коже приносят в жизнь дополнение, редко встречаемое в серой рутине.
            Ко всему прочему, довлеет социальное одобрение, ибо никто не порицает казино по аналогии с наркопритоном. Биржи также не воспринимаются местом сборища изгоев, потому что чтобы попасть в заведение, нужно доучиться.
            Вход на биржу не располагается там, где социальный подвал, но ступени восхождения располагаются между арок и колонн. Торговое пространство окутано престижем, оно искрит котировками и палитрой валют, хотя по факту представляет собой всё то же узаконенное казино.
            Рост, падения, таинственная инсайдерская информация, слухи и предвкушения, махинации и спекуляции питают реактор неестественно возбужденного состояния. Состояния, подчиняющего человека себе.
            Вкушение будоражащего коктейля вызывает желание пробовать еще и еще. Внушения и предупреждения не играют более роли, поскольку психология воспринимает падение подобно полету.
            Игроками, брокерами, участниками биржевой торговли доводы воспринимаются мешающим обстоятельством. Для них вмешательство стремится разрушить, но не помочь.
            Смачная область дезориентации видит продолжение в хорошем качестве, а остановка, перемена, изменение оцениваются как признак плохой.
            В таком случае, как доказать другую правоту?
            Никак.
            Перемена отношения возможна для тех, кто ещё не вошёл. Изменение понимания происходит поздно, и вкусившие возбуждения особы должны будут упереться в обрыв. Чтобы в голове таких людей прозвучало: всё, дальше нельзя.
            Угроза произведет эффект, но кто-то направится дальше. Тот, у кого желание играет главную роль. Зависшее у входа желание.
            Ведь кто не упрётся в обрыв, тот должен иссякнуть. Он будет способен всё потерять и тужиться может до гроба. Его состояние сложно понять, чужая такая утроба.
            Бесславный конец - остается в тени наблюдения.
            Область деятельности, вовлекающая в свои ряды значительное число людей, выглядит объемной. И если немалая часть неглупых представителей человечества проводит время в поиске утерянных знаний, в игровом или фондовом доме, то что может быть не так?
            Нетакими оказываются последствия, которые отличаются от ожидаемых. Течение времени выводит генез, который оказывается растраченным. Вместо прибавления и прогресса возникают потеря и регресс.
            Волнообразное пребывание суммарно демонстрирует нисходящий уклон.
            Победителей не бывает, ослабевшие персоны выпадают вон, а карусель продолжают раскручивать свежие участники аттракциона.
            Экономическая отрасль, вставшая на путь спекулятивного развития, затухнет. Акционерная форма собственности, валютный рынок, кредиты и индексы ценных бумаг представляют собой раздувшийся мыльный пузырь, в котором возможна только одна направленность действий – дуть со всеми в трубочку.
            Дуть так и туда, как это делают все!
            Иначе труба.
            Без привлечения новых участников, без вербовки очередных последователей теряется согласованность раздувающих действий. Снижение скорости потока, в свою очередь, вызывает задымление и каскадное падение функциональности.
            Без освоения гуманитарной массы и притока свежих адептов рыночные спекулянты удерживаются на плаву траншами и финансовыми вливаниями.
            Торговые дома ничего не могут создавать, потому что они настроены на потребление. Обворожительная система выкачивает в одном направлении, чтобы закаченными ресурсами ещё более раздувать бутафорский пузырь.
            Ведь по-настоящему важным оказывается только участие!
            Казино аналогично функционирует по принципу притока, оно само не производит продукт и город вокруг себя не обустроит. Но, наоборот, игровое заведение встраивается в созданный город, чтобы вывесками украсить подход.
            Без вовлечения свежих участников жизнь за карточным столом замирает. Без лоха – жизнь плоха.
            Игровой дом высасывает в себя частные состояния и совсем не для того, чтобы обеспечить прогресс. Не Лас-Вегас развил из американских штатов мировую державу, но имперское мировоззрение не замечает в себе игровую болезнь.
            Добившаяся гегемонии на планете социальная форма взрастила черную дыру и за массивом ощущений участников прячет деструктивное содержание.  


Поделиться: