трансляция идейного проекта Вход

Частица 18


            Наука имеет опыт преодоления кризисных явлений, и способы выхода из тупиков хранит историческая дисциплина.
            Прежние перевороты в науке происходили одновременно с социальными переворотами, где важно осознавать последовательность перемен. Ведь новизна копилась в обществе, когда не находила путей развития. Новизна прибавляла в объеме от вклада естествоиспытателей, остающихся без публичной поддержки.
            Добытые знания давили на дамбу стабильности до тех пор, пока не развивался социальный протест.
            Советская наука взрастила блестящую плеяду ученых, потому как начинала едва ли не с нуля. В годы гражданской разрухи истощенной республике требовалось участие умов, чтобы нагнать отставание. Люди самоотверженно включались в работу вне зависимости от руководящей или исполнительной деятельности.
            Но советская наука, вступившая в период развитого социализма, принялась отбиваться от новизны. Закрытые постановления Академии Наук СССР вводили запреты на неофициальные дискуссии и ответы на критику.
            Комфортная стабильность выдавливала из себя несогласных персон, появившаяся когорта изгоев не вызывала сожаления при эмиграции талантов за рубеж.
            Истощение не воспринималось в качестве торможения, пробивной потенциал направлений иссякал и не желал исправлять рутину. Прикладной характер науки затухал и более не старался в труде производственного внедрения.
            К временам наступившего застоя партийный эшелон предпочёл сладко есть, долго спать и охотиться, а согласные академические представители не встречали препятствий в теоретических блужданиях.
            Советская наука как неотъемлемая часть общества совершила амплитудное движение и вслед за всплеском перешла в упадок. Прорывные условия были утрачены, и стабильность превратила динамику в зажатый загон.
            Советские атрибуты остались в качестве декорации, ибо фактически развитие остановилось по аналогичной ситуации в царской России. Ведь пролетарская революция как раз и совершалась на волне сопротивления консервативной позиции, согласно которой ничего не требовалось изменять.
            Монархическая Россия имела почетную Академию наук, возглавляемую членами императорской фамилии. Вековой престиж императорского учреждения свысока смотрел на интересы народа и представителей университетов в губерниях.
            Ассигнования на научные исследования были ничтожными, университетам доверяли лишь педагогическую деятельность, а лучшие представители университетской науки (Д.И. Менделеев, А.Г. Столетов) оставались стоять вне академических дверей.
            Схожий характер кризисных явлений на стыке различных эпох свидетельствует об общих причинах. Ибо не отсутствие смыслов мешает развитию, но препятствует прогрессу физиологическая реакция тел.
            Статусы, регалии, почёт и освоенное финансирование отказываются воспринимать новизну. За неимением желания измениться прорыв возникает лишь со сменой ответственных лиц. Воодушевленные лица новой науки с энтузиазмом берутся за необычное дело.
            Однако к настоящему дню сложились особые условия, при которых революционный переворот перестал быть единственным способом стремительного старта, но достигнутый уровень квантовой неопределенности намекает на неожиданное продолжение.
            Следуя этимологии «неожиданности», мы должны получить результат, которого не ожидали! Непредвиденный результат в прагматичном, функциональном, жизнеспособном значении!
            Различные точки зрения, соперничающие мнения и взаимоисключающие направления могут обрести иное продолжение на следующем уровне. Стоит согласиться на перемены, чтобы обновленное представление об устройстве физических частиц, динамике их периодичности и прочувствованной связи смогли дать знать о себе.
            Наука умела выбираться из тупиков, что находило предметное выражение в законодательстве. Казавшиеся незыблемыми законы теряли своё абсолютное значение взамен комбинации предпринятых инициатив.
            Квантовая механика как новая научная система смогла появиться путем отказа от привычного описания физических явлений. Для того чтобы найти ответы на актуальные вопросы, Нильсу Бору понадобилось нарушить каноны классической физики, вводя представления о стационарных состояниях.
            Прогресс продолжился, поскольку люди убедились в оправданности компромисса, ведь в стационарных состояниях работают одни законы, но при возбуждении механические законы оказываются недействительными.
            Произошедшей конвергенцией смыслов соединилось то, что не имело шансов к слиянию. И на месте высыхающих вотчин забил фонтан открытий.
            Наука понеслась вперед на смежных видах дисциплин: физико-математической, физико-технической, химической физики, биофизической и медико-биологической направленности.
            Добытый у природы результат доказал правильность подхода. Продвижение вперёд указало полную форму генеза, ибо узкая специализация завершена!
            Интеллектуальная деятельность эпохи античности ограничивалась философскими задачами. Наука о мудрости запустила исследовательское развитие путём деления на области наблюдений.
            Накопленный материал приводил к дальнейшему дроблению направлений по интересующим явлениям и объектам среды. Рождающиеся дисциплины продолжали древовидно ветвиться сообразно погружению в предметы изучения.
            Однако дойдя до трихолога, сомнолога, диетолога и профпатолога, оказалось, что человека целиком некому лечить. Ибо таким оказался сам смысл существования наук, объединяющихся в обеспечение здоровья.
            Научная конвергенция отворачивается от условий существования, но устремляется в продолжение самой жизнедеятельности.
            Интеллектуальная деятельность человеческой цивилизации только казалась бесконечной областью познания, но, по сути, генез имеет вид веретена. И если на одном конце возникла мысль, то на другом конце окажется действие. И если в начале было слово, то в конце будет жизнь.


Поделиться: