трансляция идейного проекта Вход
Частица 15

            За последний век население российских территорий пережило не одно потрясение, и выпавшие на народ тяжбы безмерны, если не воспринимать их поучительно. Ибо жизненное пространство расширяется и преобразуется благотворно, когда внутренние процессы страны оказываются сильнее окружающих условий. Или же давление сторонних социальных пространств превалирует над отечественными резервами, чтобы хлопнуть, раздавить, откусить.

            Поучительна историческая динамика, где мы не только дважды разрушали собственную страну, но и вновь её отстраивали. Полезно узнать о процессах, приведших к распаду Империи царской и Империи советской, чтобы осознать выводы. Осознать ядро, остающееся в категории малозаметной и неоцененной.
            Потому что поколения получают то, к чему идут. Они пожинают плоды своих рук. Если доминирует борьба, то будет борьба. Если довлеет созидание, то строительство набирает темп и видоизменяет окружающую жизнь.
            Население царской России вставало на путь реформирования, оно выбрало стезю разрушения основ, ставших не в радость. Приемлемое желание перемен достигло красной зоны вражды, и политическое разногласие скоро привело к братоубийственной поножовщине.
            Прежнее состояние уходит безвозвратно.
            Строительство Советского Союза отразило стремление другого поколения. Созидание нового государства проявило людское стремление обрести.
            Население изменилось по качеству, после того как прошло через лишения, голод и войну. В индивидуальном плане произошла переоценка ценностей, и общий Союз испытал подъем.
            Затраченное на переосмысление время фактически выразилось тем, что новое государство предназначалось новым людям. Все, кто разрушал монаршую систему, остались под развалами страны или были выдавлены на событийную периферию. Жизненные условия для деструктивных персон изменились на корню и ничего, кроме ностальгии, уже не содержали.
            Тогда как возведение также содержало в себе необходимый эффект, только эффект улучшения по сути. Ведь модернизация не пыталась разрушить или заместить сердцевину, но стремилась добавлять и пополнять.
            И чтобы не допустить повторения ошибок, но почерпнуть на будущее укрепляющий потенциал, следует разглядеть сердцевину.
            Сердце Руси есть умение жить сообща.
            Сердце Руси проходило этапы формирования, когда люди обучались жить дружно. Сердце Руси болело и рисковало остановиться, когда сплоченное население одолевала вражда.
            Сердце Руси как источник, от которого могут напиться народы, или зачахнет источник, утративший значение жить сообща.
            Умение дружного проживания не достается спонтанно и по наследству его не обрести, но качества верные и качества стойкие должны возобладать.
            Приняв аксиому сердцевины, хаотичный водоворот событий обретает выверенный вектор. И в цепи замкнутых событий явным становится присутствие направления.
            Царская Россия и Советский Союз распадались по тождественным механизмам. Природа происходящих внутригосударственных процессов была одинаковой. И физиология человека, словно физиология клетки, исполняет значение организменной значимости.
            Аристократия увидела проблемы в простом народе и принялась реформировать образование через ограничение доступа, повышая плату за обучение и ограждая сословия достойные знаний.
            В результате интеллектуальных игрищ двора усугубилось классовое разделение, и появились категории национальностей недостойных к проживанию. При грузе короны самовозвеличивания евреи закономерно попали за черту осёдлости.
            Отпущенные рефлексы враждебности не ограничились притеснением одного народа, но борьба приятно щекотала нутро, когда обеспокоили немцы. И национальность, поколениями служившая России и не знавшая дома другого, вдруг стала причиной всех бед.
            Единый по существу народ приобрел чужеродные характеристики, когда на него посмотрели через прищур недоверия, зависти, корысти.
            Разгоняющая в другую сторону воронка вместо сближения производила отталкивание. И по факту межнационального воздействия ярый патриотизм подпадает под определение русского национализма.
            Когда нация связывается с рождением, словно с геномом, то в наследуемом качестве воспринимается достаточной. Оттого катализатор величия разъедает единую платформу, и яд непререкаемого мнения усугубляет глубину. Национальные отличия дополнились английской шпиономанией, масонскими знаками, и в условиях политических разночтений единый народ дошел до предела «за или против».
            На этапе гражданской резни субъективизм решал и задавал тон, пока не зародилась коллегиальность. Созидание новой державы на этапе разрухи было древком знамени, взявшись за которое, участники пошли в одном направлении.
            Сначала попытались возводить на капиталистических принципах, отчего социальная среда перешла на условия НЭПа. Но внешние условия «новой экономической политики» содержали уродующую эгоистичную суть. Ведь поведение в угоду частному капиталу ограничивается сугубо им.
            Капиталистическая форма хозяйственной деятельности привлекательно искрит на запонках преуспевших персон, но чаще скрывает серость лиц, изможденных и растерявших соучастников.
            Капитализм не в состоянии созидать, он может лишь работать в отрыве. Капитализм умеет поглощать, он выжимает достояние монархии или социализма.
            Пока на месте Российской империи зияла дыра «республики шкид», НЭП не имел способностей трансформировать РСФСР в СССР. Нужен был новый гражданский союз, возникновению которого НЭП мешал, отчего и оказался заглушен.
            Соответственно, вобрав в себя понимание динамики процессов, становятся очевидными критерии результата. Когда частные побуждения превалируют над общественным достоянием, Россия хромает, падает и может более не подняться. Но если в головах населения возобладает общинная мотивация, то государственный рост не знает преград.
            Достигший имперской величины СССР поймал болезнь в номенклатурном эшелоне. Обласканные условиями проживания советские элиты устремились к самостоятельности.
            Безопасность завтрашнего дня связалась не казной и состоянием государства, но с величиной личных накоплений.
            Союз разрывался на стремлениях к обогащению и резюмирующих национальных притеснениях. Союз распался, чтобы помочь нам построить новую социальную общность, вобравшую в себя лучшие проявления из прошлых веков.
            Союз распался, а мы стали опытнее, чтобы новизну к корням прорастить. 


Поделиться: